РЕКЛАМА
СпортНавины.com

Танцы под закрытыми дверями. Как живет белорусский киокушинкай

И стоит сказать, не просто «живет», но и зажигает намного круче хоккея и футбола.

Знаете, мне до последнего времени казалась неочевидной градация всех видов спорта на олимпийские и неолимпийские. Да и большинству так кажется. Есть олимпийские. Есть неолимпийские. Одни входят в Олимпийские игры. Другие, как бы это странно ни звучало, не входят в Олимпийские игры. Что с того?

Дело в том, что вниманием общественность неолимпийские виды спорта явно обделяет. Общественность – вниманием, СМИ – эфирным временем, государство – финансовой поддержкой. Что мы знаем об американском футболе? Кто в Беларуси самый крутой самбист? А как выглядит наша сборная по карате? А ведь неолимпийский не значит слабый. Неолимпийский не значит скучный. Как живут неолимпийские виды спорта в нашей стране сегодня? Задавшись этим вопросом, мы решили провести свое небольшое исследование.

Выбор на киокушинкай пал неслучайно. Всего неделю назад сборная Беларуси приняла участие в 17 абсолютном чемпионате Европы по киокушин карате (IKO), и, стоит сказать, на выступление ребят было смотреть намного приятнее, чем на последние игры Динамо-Минск, например. (не в обиду будет сказано ребятам). В первый соревновательный день в первенстве приняли участие спортсмены возрастом до 18 лет. В этой возрастной категории чемпионом стал – кто бы вы думали? – белорус Артём Урбанович. Я повторю еще раз. Чемпион. Европы. Прониклись? Помимо триумфа Артёма, в первом соревновательном дне было завоёвано шесть третьих мест в разных категориях. Это ли уже не повод невероятно гордиться нашими ребятами? Но как оказалось, самое интересное было впереди.

Белорусская сборная на крайнем чемпионате Европы, Молдова. Фото из личного архива

Во второй день состоялись соревнования среди взрослых. Нашу страну представляли два спортсмена: Игорь Маркач и Дмитрий Воробей. И если Игорь Николаевич не сумел пробиться во второй бой, то Дмитрий Александрович, неожиданно, наверное, даже для самого себя, проходил бой за боем и в финале встретился с легендарным Алехандро Наварро (42-летний спортсмен из Испании. Победитель и призер весового Чемпионата мира 2013, 2009 соответственно. Победитель и двукратный серебряный призер абсолютного чемпионата Японии, двукратный бронзовый призер абсолютного чемпионата Америки, шестикратный победитель и двукратный серебряный призер абсолютного чемпионата Европы, четырехкратный победитель, четырехкратный бронзовый призер, а также серебряный призер весового Чемпионата Европы – прим. ред.)

Чем-чем, а таким долгим послужным списком Дмитрий похвастаться пока не может. Опыта тоже не хватало – Дмитрию в этом году исполнилось всего 24 года. (Интересный факт: Алехандро Наварро пришел в карате в 16 лет – то есть за два года до рождения Дмитрия Воробья)

В общем, такие расклады были перед финальным боем. Несмотря на всю заряженность, на невероятное желание победить и напор белорусского спортсмена, Наварро выиграл финальный бой. Но проигрышем назвать это не повернется язык. Это огромная победа как для Дмитрия, так и для всего белорусского киокушина в целом.

Алехандро Наварро и Дмитрий Воробей. Фото из личного архива

Нам удалось выцепить Дмитрия Александровича между бесконечными тренировками и лично поздравить его с такой важной победой, а заодно и задать пару вопросов.

-Давайте начнем с приятного. Расскажите, как прошел чемпионат в Молдове

На сегодняшний день это один из главных наших стартов. В первый день участвовали дети. Результат – три первых места и шесть третьих. Не сказать, что результат очень хорош: с детьми мы достигали и большего. На следующий день состоялся взрослый турнир. В нем участвовали 38 спортсменов из 25 стран. И вот посчастливилось драться за выход в восьмерку, потом в четверку и потом в финале…

(Что ж, довольно скромно, учитывая феерию в тот день).

Какой бой был самым тяжелым?

Я бы не сказал, что какой-то определенный бой был самым тяжелым. Наверное, первый требовал наибольшей сосредоточенности. Выиграешь первый бой – проходишь в восьмерку и попадаешь на чемпионат мира. Там был эмоциональный взрыв. Так часто бывает: первый бой смазан, а дальше идёт по накатанной. Там уже не замечаешь, кто противник, просто идёшь вперёд.

Как давно Вы занимаетесь киокушинкай?

К этому результату я шел довольно долго: на протяжении шести лет. С 18 я начал ездить на Чемпионаты Европы. Конечно, когда я туда приехал впервые, я смотрел на всё большими глазами: мы были от всего этого очень далеки. Даже не знали, что можно бить в падении, в прыжке – думали, запрещенные приёмы. И вот с 18 лет я начал «накатывать», но что-то не получалось. Бой выиграл, бой проиграл. Или пару боёв выиграл – проиграл…

А до этого мы на Чемпионат Европы вообще не выезжали. У нас был чемпионат области, чемпионат республики. Я становился неоднократным чемпионом Беларуси. Мой тренер Максимов Василий Викторович воспитал пять спортсменов – чемпионов страны. Все они должны были выезжать на Чемпионат Европы. Но в силу того, что руководство нам запретило выезд, мы не смогли поехать.

Чем можно руководствоваться, чтобы запретить выезд спортсменов на Чемпионат Европы?

Этот вопрос находится в компетенции бранч-чифов. У нас это Янюк Александр Михайлович и Максимов Василий Викторович. В силу сложившихся на тот момент обстоятельств, мы вышли из организации и организовали свою – БРФКК ИКО -1. Но из самой международной организации ИКО мы не вышли.  Так сказать, японцы у нас одни и те же. Мой тренер – Максимов, получив третий дан, стал додже-оператором – это официальный представитель Японии, а затем бранч-чифом.

Так что на сегодняшний день мы с этой организацией конкурируем и занимаем лидирующие позиции. Потому что, например, их представителей даже не было на Чемпионате Европы.

В 18 лет был первый Чемпионат Европы. А что было до 18 лет?

Учёба в колледже — учился я в Волковыске. Сам со Слонима, тренировки тоже проходили в Слониме. Каждое воскресенье приезжал тренироваться. Я понял, как мы можем развиваться, только на Чемпионате Европы. Наши ребята были довольно слабые, в том числе и в республике. Мне хватало одной тренировки в неделю – я приезжал на Чемпионат Беларуси и занимал первое место.

Как давно перебрались в Минск? По какому поводу?

Вот уже три года назад. До этого я учился в Гродненском университете, в Гродно мы и тренировали. Потом сэнсэй сказал, что ему нужно ехать в Минск, развивать ситуацию здесь. И после этого я переехал сюда. Изначально было довольно тяжело: две школы… Народу было не так много, потому что не знали как тренера, хотя знали как спортсмена. Через год начали приходить люди, переходить с других спортивных клубов. Интерес рос, люди приходили и приходят. К тому же, хорошо сработала рекламная кампания, мы сильно в неё вложились.

Вам нравится тренировать?

Конечно. Хотя я никогда не думал, что это станет моей профессией. Это было просто увлечение, а потом переросло в работу. Можно передавать знания, рассказывать, преподавать – и от этого получать кайф.

А какие минусы есть в тренерстве?

Я даже не знаю. Я не рассматриваю минусы, просто тренирую от души. Ничего плохого в этом нет.

Дмитрий Воробей:  «Я не рассматриваю минусы»

Для того, чтобы тренировать, нужно быть самому эмоционально заряженным?

Не сказал бы. На сегодняшний день есть тренеры, которые не заряжены эмоционально. Они просто хорошо знают своё дело, просто преподают. У них очень хорошие результаты. Они могут объяснить, могут показать. У каждого своя манера.

А почему тогда к Вам люди идут?

Не знаю (улыбается). На сегодняшний день в Минске не так много спортивных клубов и тренеров-действующих спортсменов. Я не говорю, что ребята плохие. Я просто преподаю из опыта: как вижу я, как работаю с противником я.

—Приходилось встречаться на татами с другом?

Да, на прошлом чемпионате Беларуси я дрался в финале с лучшим другом. Выиграл. На татами ты один человек, вне его – совсем другой. Там можешь уже обниматься, целоваться – что хочешь.

С кем сложнее драться: с незнакомым или с другом?

Конечно с незнакомым. С другом никогда не дерешься во всю силу.

Есть какие-то различия между национальностями? Например, как дерутся испанцы или славяне?

Да. На сегодняшний день самыми сильными считаются японцы и россияне. Россияне становились многократными чемпионами, призерами мира. Они всегда отличались атакующей позицией. Японцы же больше «технари». Они умеют обращаться с телом, знают, когда выкинуть ногу и тп. Россияне же берут мощью. Да и в каждой стране есть лидер, который ведет команду. Тот же Наварро, например.

Вы как-то отмечали, что есть большая разница в уровне спортсменов на Чемпионате Европы и на Чемпионате мира. Откуда она берется?

Ну естественно, на чемпионат мира прилетают не только европейцы. Абсолютный чемпионат мира проходит раз в четыре года – это для нас как Олимпийские игры. Для того, чтобы туда попасть, необходимо отпахать четыре года и попасть в квоту – поэтому результаты Чемпионата Европы в частности были так важны. В прошлом году состоялся 11 Абсолютный чемпионат мира, я там участвовал. Там собралось 290 участников – среди них нужно стать первым. Чтобы дойти до финала, нужно выиграть семь-восемь боёв. В первый день – один бой, во второй – два, в третий – оставшиеся. Это довольно сложно, уже после первого дня начинаются гематомы, тело ломает, эмоционально тяжело. Тот, кто достигает таких высот – чуть ли не сверхлюди. Они тренируются по два-три раза в день.

А как часто тренируетесь Вы?

Ой, время от времени. Тренируюсь, когда преподаю.  Когда три тренировки подряд «отмахаешь» – в любом случае оттачиваешь технику. А для себя – каждый день, а то и два раза в день. Но это тяжело, ты не тренируешься на максимум, потому что нет равного противника.

Никогда не жалели, что выбрали киокушинкай?

Я вообще занимался многими видами спорта. Был капитаном волейбольной команды, занимался легкой атлетикой, уже задумывался о профессиональной карьере, но чего-то не хватало. И вот из легкой атлетики я ушел в карате. Были моменты, когда хотелось бросить. Наверное, такое у всех каратистов бывает. Это сложно психологически: ты занимаешься год, два, а потом тебя пытаются надломать. Было два момента в жизни, когда меня посещали такие мысли. Но останавливал тот факт, что родители уделяли мне так много времени, платили за тренировки… Я им благодарен. Я же должен был в знак благодарности какой-то результат показать.

У многих спортсменов есть свои талисманы, какие-то специальные обряды, которые помогают им выиграть. У Вас есть что-то подобное?

Ничего такого. Самое главное – подготовиться. Если ты тренировался на 100%, в поединке у тебя не появится и мысли, что можно проиграть. Цена слишком высока. Если ты тренировался, ты не можешь сдаться.

А каким достижением больше всего гордитесь?

Конечно, серебром на чемпионате Европы. Я, наверное, даже сегодня еще не понимаю, что сделал. До этого наибольшим достижением было попасть на Чемпионат мира — никогда о таком даже не мечтал. Однако побывав там, я пришел к выводу, что каждый каратист должен постоять на этом татами и подраться там. Почувствовать, насколько мощная там атмосфера – собирается целая арена и смотрит, как ты дерешься.

-В Японии много болельщиков?

Да. Они кричат, поддерживают своих спортсменов, всё классно. Знают и многих европейских спортсменов, русских. Всегда подходят за автографом. Например, Наварро – это легенда, его знают все японцы.

Например, в Молдове такого ажиотажа не было заметно…

Это всё зависит от страны, от популяризации киокушина. В Молдове он не очень развит. Новый бранч чиф сейчас начал развивать это дело. До этого, наверное, не было такого лидера, который мог такое организовать.

А в Беларуси как ситуация?

Хорошо. (неожиданно) У нас довольно много организаций киокушина, много занимающихся. В одном Бресте занимается человек 800. В прошлом году мы провели Belarus Open Cup – международный турнир, приглашали японского специалиста – он был очень удивлен уровнем проведения мероприятия. Именного тогда встал вопрос о проведении Абсолютного чемпионата Европы в Беларуси. И вот буквально через год у нас будет проходить двенадцатый Абсолютный чемпионат Европы. Мы хотели провести командный чемпионат мира при поддержке России – Япония не дала добро по политическим причинам.

У ИКО-1 существует какая-либо господдержка?

На сегодняшний день – нет. Государственная поддержка оказывается бесконтактному карате – его включили в программу Олимпийских видов спорта в Токио. Мы даже не можем получить звание мастера спорта или мастера спорта международного класса. Например, мой результат на «Европе» приравнивается к квалификации мастера спорта международного класса. Но мы не входим в реестр национальных видов спорта – государство никаким образом нас не поддерживает. Сегодня довольно плотно ведутся переговоры по включению нас в реестр для того, чтобы выдавать нашим ребятам звания мастеров. Но это пока на словах.

Наше финансирование идет со своего кармана. Федерация помогает как может. Раньше с этим было проще – выезжало всего несколько спортсменов. Сейчас же мы везём целый автобус – и оплатить можем лишь какую-то часть. Найти спонсора сложно – всё упирается в то, что мы не олимпийский вид спорта. Если бы мы входили в Олимпиаду, нас бы хватали с руками и ногами.

И к Европейским играм Вы не имеет никакого отношения?

Нет. Мы просто будем делать показательное выступление. Тоже интересный момент: вроде бы и неолимпийский вид спорта, а показательные выступления от нас просят. Потому что это зрелищно: мы можем показать силу, например, в тамешивари (разбивание твердых предметов-прим. ред.) – для показательного выступления самое оно. Вот нас и пригласили.

Выступление в категории тамешивари. Открытое первенство «Юный самурай»

На днях в Минске будет проходить конференция боевых искусств: съедутся спортсмены со всего мира, будут проводится семинары, рассказываться о всяких тонкостях. Я буду вести мастер-класс. Мы покажем свои методики, расскажем, как и почему тренируем. Приедет, например, и чемпионка мира по киокушину со своей статьей.

Ну хорошо, с Минском понятно. Как ситуация обстоит в регионах?

Если брать киокушин в целом, то стоит отметить Гродно – наша организация там довольно плотно «обсела»: занимается около полутысячи человек. В Бресте тоже хорошо развит, в Гомеле. Витебск, Могилёв, Полоцк – там уже поменьше.

Чувствуется разница в подготовке?

Всё зависит от тренера, не от региона. Есть люди, которые достигли коричневых поясов и уже пытаются тренировать, что-то там рассказывать. Ко мне порой приходят ребята с синими поясами и не знают самого основного. Чем там тренер занимается? Ничем.

А что вообще нужно сделать, чтобы получить черный пояс?

Техника на месте, техника передвижения шагом, ката – их всего штук 25 (Ката – это так называемая борьба с невидимым противником. Состоит из набора основных техник, соединенных вместе – прим. ред.) ОФП – 120 отжиманий, 120 приседаний, 120 подъемов на пресс, ходьба на руках, прыжки через палку, подтягивания. Самый тяжелый этап – кумите (бои на татами – прим. ред.). Необходимо выстоять 20 поединков, показать технику, которой ты научился на протяжении жизни. Если ты на десятом бою, к примеру, остановился, ты не сдаешь. На бое двенадцатом-пятнадцатом голова отключается. Если духом сильный – пройдешь. Если нет – провалишь.

Есть ученик, которым вы больше гордитесь?

У меня нет любимчиков. Кто-то делает хорошо, кто-то – плохо. Но я вижу, что, если ребята тренируются, они покажут результат. Не хотел бы сейчас кого-то выделять.

«…Мы приходим в карате преодолевать трудности, преодолевать себя. Я просто помогаю. Конечно, я должен верить в своих ребят. Если я в них верю, то и они поверят в себя».

Чего не хватает белорусскому киокушину?

Наверное, государственной поддержки. Мы сейчас как обычные любители, которые захотели приобщиться к спорту, не больше. Мы подаём результаты – от этого ни тепло, ни холодно. А так всё отлично.

Ваш спортивный клуб «Самурай» — самостоятельное объединение?

Абсолютно. Он был открыт в марте 2018 года. Открыл его я, став председателем правления. Идею вынашивал давно, а сейчас уже есть планы реорганизации. Мы хотим, чтобы спортивный клуб «Самурай» включал не только карате, но и другие виды единоборств: будем расширять границы. Сейчас находимся в поисках своего спортивного зала.

Кого сейчас в клубе больше: взрослых или детей?

Наверное, детей. Взрослые боятся всего. Стесняются, не верят. Но когда тренируются дети, родители потихоньку включаются. Многие приходят после двадцатилетнего – десятилетнего перерыва. Приходят, подтверждают пояса, тренируются.

…Вообще, киокушин – довольно известный вид единоборств. 50 стран мира его взяли на вооружение, ему обучают в армии…

-Взрослые не верят, а дети?

Детей приводят чтобы их занять. Наша задача в том числе — подтянуть дисциплину. Так что родители – один из основных мотиваторов. А некоторым детям просто нравятся заниматься.

А кого сложнее тренировать? Взрослых или детей?

Всех сложно. Но детей, наверное, тяжелее. Я преподаю на личном опыте. Как только понимаю, что что-то не работает – сразу выкидываю, пытаюсь применять что-то другое.

-Откуда берется информация, методики, помимо личного опыта?

Мы не зря ездим на семинары. Именно там рассказывают, показывают. Либо японцы, либо россияне – а мы уже привозим в Беларусь. Конечно, какая-то базовая литература в открытом доступе есть. Но самое ценное – на семинарах.

И последний вопрос. Интересуется ли общественность киокушином?

Несмотря на то, что в своем кругу киокушинкай становится все более популярным, массовая волна, наверное, еще не дошла. Оно как бывает: чтобы интересовались, надо, чтобы кто-то выиграл Олимпиаду. Как было с прыжками на батуте, например? До того, как Гончаров не взял золото, многие не знали, что вид спорта такой бывает. А ведь он был, развивался и до этого. Так и у нас: как только кто-то возьмет медаль на Олимпиаде, все станут интересоваться.

***

…Что можно сказать. Ребята, вы можете судить сами, невероятно круты. Они не то, что героически преодолевают государственный «игнор», они его не замечают. Да, работают, да, ведут переговоры – все максимально продуктивно и с минимумом стенаний. Так, как работают и на татами. А это, согласитесь, не может не вызывать уважения. Самое главное – им это никак не мешает заниматься делом, в которое они влюблены — такое, как и любые настоящие чувства, видно сразу .

Они не стоят под закрытыми дверями спорткомитетов с протянутой рукой и трясущейся губой – они зажигают так, что тех, кто за закрытыми дверями, периодически берёт зависть.

А как мы все знаем, если звёзды зажигают, значит это кому-нибудь нужно!

Фото: личный архив Дмитрия Воробья, группа «Школа каратэ Киокушинкай в Минске» ВКонтакте,
клуб «Барс» ВКонтакте, .

Александра Белоногова, специально для СПОРТНАВИН.

Loading...

You must be logged in to post a comment Логин

Оставьте комментарий