РЕКЛАМА
СпортНавины

Антон Амельченко. Большой разговор о карьере вратаря и не только

амельченко антон

 

Антон Амельченко один из самых заметных представителей гомельской школы футбола, который сумел достичь высоких результатов в своей карьере вратаря.

Большой разговор корреспондента СпортНавин Дмитрия Степанца с экс-голкипером «Гомеля», московского «Локомотива», грозненского «Терека», «Ростова», воронежского «Факела», а также бобруйской «Белшины» и столичных «Крумкачоў».

Поговорили с Антоном о начале карьеры, игре на легионерских хлебах с Черчесовым и Гамулой, о начале тренерской карьеры, родном «Гомеле», о работе с Иваном Биончиком. Вспомнили и о сборной, а экс-футболист даже сумел себя покритиковать.

 — Антон, когда и с кем сделал первые шаги в футболе?

— С какого конкретно момента я начал заниматься футболом, уже не припомню. Скажу, что до футбола перепробовал множество видов спорта, побывал в различных спортивных секциях. Хорошо помню первого тренера Юрия Юрьевича Головея. Первый тренер, наверное, западает в душу каждому спортсмену. В футбольную секцию пришел самостоятельно, никто меня не приводил. Где-то, наверное, услышал, что есть такая, и решил попробовать. Наша группа тогда занималась на стадионе «Луч», это была одна из лучших площадок в Гомеле на то время, хотя и сейчас спортивный объект успешно функционирует. Сразу, как и все будущие вратари, я не стоял в «рамке», попробовал себя на разных позициях: нападающим, в защите играл. В общем, везде побывал, любил голы забивать (смеется) и всегда был поближе к воротам. Сейчас не припомню уже фамилии ребят, моих одногодок. Вот уже когда стали постарше, в команде были Максим Дашук, Коля Хомченко, Андрей Архипцев, это ребята, которые более-менее известны в Беларуси. Некоторые, по-моему, еще пылят во второй лиге.

Слева направо: Андрей Титаренко, Андрей Архипцев, Антон Амельченко

— Твой дебют за «Гомель» в чемпионате состоялся в 2004 году. Что это был за матч и помнишь ли эмоции того момента?

— Не совсем так. Я дебютировал в Кубке Беларуси, в матче против борисовского БАТЭ. Это полуфинал был, тогда Юра Афанасенко получил травму и где-то на 55-й минуте на замену вышел я. Вышел при счете 2:1 вроде. Так и закончили, первый мой «сухарь» был, если можно, так сказать.

Что касается чемпионата, то я не вспомню, какой конкретно матч.

— Кто в твоей карьере стал первым, кто пробил тебя и забил гол в твои ворота в официальном матче?

— Не скажу. Вернее, не помню уже. Я к этому отношусь спокойно, на самом деле. Точно знаю, что Вагнер Лав забивал четыре в одном матче (смущенно улыбается). Вот это запомнилось.

— Спустя два года, в 2006 году, ты перебрался в «Москву», а уже через два года защищал ворота московского «Локомотива». Как это произошло, и кто этому поспособствовал?

— Поспособствовал моему переходу Кузнецов Александр Дмитриевич, он возглавлял «Гомель». Признаюсь, он и ставку делал на меня в игре за основную команду, и выходил в стартовом составе. Так как он сам россиянин, то и связи, контакты у него были достаточно хорошие. Я не особо рассчитывал на какие-то варианты выступление не в «Гомеле», но появился вариант – и я решил воспользоваться моментом. Это произошло где-то во второй половине сезона чемпионата Беларуси.

Фото: ФК Локомотив (Москва)

— Были ли сомнений при принятии решения отправиться выступать за молодой клуб «Москва»?

— Не поверишь, ни на секунду, ни на один процент не было сомнений, что нужно ехать. Решение было принято сразу. Я прекрасно понимал, что это российская Премьер-лига, это другой уровень, другие футболисты и это возможность пойти дальше. Такой шанс мало кому выпадает.

— Реакция родителей, когда узнали, что их сын отправляется играть в Москву за одноименный клуб?

— На то время я был уже самостоятельным 19-летним человеком, тем более карьера была связана с футболом, поэтому родители поздравили, благословили и пожелали успехов. Спорить со мной насчет того, что касается футбола, смысла не было(смеется).

— В сборной Беларуси начал выступать с 2007 года, за это время сыграл в семи матчах, с командой одержал 4 победы, 2 раза завершал матч вничью, 1 раз терпел поражение. В итоге пропустил 3 мяча в этих играх и 4 раза «сушил» матч. Хорошая ведь статистика. Сейчас у сборной успехи не совсем хорошие, как-нибудь можешь прокомментировать это?

— Начну с того, что я слежу за итогами сборной Беларуси по футболу, но не смотрю за играми. И это связано, скорее, с нехваткой времени. Свои бы матчи успеть посмотреть, которые касаются моей работы. Поэтому, в основном, только результат той или иной игры. Не буду лукавить, игры сборной не смотрю, мне не интересно просто.

— Не интересно в профессиональном плане?

— Ну вот ты меня вытягиваешь на откровения (смеется). Для меня нынешний футбол не совсем интересен. Возможно потому, что я не имею к нему какого-то отношения. Я не играю, я не работаю с командой. Может быть, если бы я имел какое-то отношение к этому футболу или играли мои товарищи, то я бы уделял особое внимание. С чем это связано? Уровень футбола, который не представляет для меня интереса, я не вижу, на что смотреть, буду откровенен. Просто не интересно.

Признаюсь, я интересовался и смотрел белорусский футбол только в бытность, когда работал тренером, т.е. что касалось работы, команды соперника, своей команды. Сейчас разве что «Гомель» интересен. И то, только потому, что родная команда.

— По итогам сезона 2010 года, тогда ты выступал за «Ростов», стал лучшим игроком команды, после чего перешел в московский «Локомотив». Расскажи немного об этом отрезке карьеры.

— Я понимал, что получил предложение выступления за «Локомотив», одну из топовых команд российской Премьер-лиги. На то время у «Ростова» не было таких успехов, как у московской команды. Не хочу как-то принизить или умалить успехи ростовчан, но на то время достижения обеих команд были существенными. «Ростов» на то время был такой сильный середняк российского чемпионата, я хорошо провел там сезон и поступило предложение, от которого отказаться мог только полный балбес (смеется). Но признаюсь, на тот момент у меня были сомнения, несмотря на то, что «Локомотив» — это топ-клуб. Было немного времени подумать. В итоге мы пришли к выводу, что нужно переходить.

 — Мы? Это ты и твой агент?

— Да, с агентом начал работать, когда стал выступать в России. Вернее, когда я приехал впервые в Москву, у меня был человек, который занимался моими вопросами. Позднее оформили отношения как игрок и агент.

Фото: Спорт-Экспресс

— В сезоне 2011-2012 года принял участие в матче Лиги Европы. Поделишься своими эмоциями и впечатлениями от этих игр?

— Я перешел в «Локомотив», не принял участие ни в одной игре команды, травма в середине сезона, восстановление, мой конкурент на позиции — Гильерме, он до сих пор выступает за «железнодорожников» и все эти обстоятельства не дали в полной мере проявить себя в игре. Это было в конце сезона. Игры, которые, в принципе, ничего не решали для нас. И мы выходили в следующий этап, я тогда участвовал в матче со «Штурмом», если не ошибаюсь. Пропустил один мяч, но выиграли со счетом 3:1. На выезде, уже позже, проиграли «Андерлехту» с крупным счетом 5:3, но все же вышли в следующий раунд. На этом у меня этот этап выступления на международной арене закончился. Да в принципе и в «Локомотиве». Посчитали, что я не конкурентоспособен после этой игры. Следующий этап в карьере у меня был уже в «Тереке».

— Со своим конкурентом по вратарской позиции Гильерме поддерживаешь связь?

— Нет. У нас были рабочие в основном отношения. У меня остались контакты ребят, с которыми я поддерживаю связь. Вот с Шешуковым Сашей (минувший сезон защищал цвета ФК «Знамя» из Нагинска), с которым играли и в «Москве», и в «Ростове», дружим, общаемся. С Лебеденко Игорем (сейчас выступает за московское «Торпедо») дружили, общались, но вот как-то в последнее время все меньше контачим. Хорошие отношения и с вашими коллегами, журналистами. Общаемся с Леонидом Федоровичем Трахтенбергом, одним из основателей «Спорт-Экспресс», сейчас он работает в пресс-службе «Спартака». Кстати, скоро запланирована встреча с Леонидом Федоровичем (смеется).

 — Дальше в твоей спортивной жизни «Терек». Наверное, самый интересный и неизвестный отрезок в карьере?

— Как я раньше уже упоминал, после крупного поражения от бельгийцев, мне предложили искать новую команду. Дали понять, что на меня уже не рассчитывают. Контракт у меня еще был с «Локомотивом», поэтому рассматривали вариант аренды. И вот мой агент провел достаточно хорошую работу и предложил мне «Терек», на то время командой руководил Станислав Черчесов (сейчас главком венгерского «Ференцварош»). Состоялась встреча, поговорили, понял, что от меня требуется и что хочет видеть Станислав Саламович. Я тогда почувствовал заинтересованность с его стороны, он видел во мне вратаря номер один. Поэтому принял решение о работе в «Тереке».

В «Тереке» мне все нравилось и в бытовом, и в профессиональном плане. Что касается игры, то провел несколько матчей за команду, но после поражения «Алании», я выпал из стартового состава. Возможно, были какие-то предубеждения у тренера, может, потерял доверие после этого матча. Появился в «рамке» только под конец чемпионата. Жили мы в Кисловодске, в Грозный приезжали только на игры. В Грозном любят футбол, там это какая-то экзотика была на то время.

— Самый яркий момент во время выступления за «Терек»?

— Как таковых ярких моментов у меня нет, как и за всю игровую карьеру. Чтобы были запоминающиеся моменты, нужна была яркая игра. У меня же не получился яркий футбол. И поэтому особо запоминающегося ничего припомнить не могу. Хотя может быть после нашего разговора я что-то и вспомню (смеется). Как и у нормальных людей, запоминаются больше негативные моменты, связанные с этим недопониманием игрока и тренерского штаба. Я имею в виду ситуацию после матча с «Аланией». По факту, сезон насмарку. Скорее всего, это человеческий фактор, недосказанность до сих пор осталась и отложила отпечаток на дальнейшей моей карьере.

— Когда ты выступал за «Терек», у тебя появилась дочь. Как пережил этот отрезок карьеры?

— Как и все папы (улыбается). Жена была со мной, она молодец, везде со мной. Да, слышал, что сложно с малышами, что плач, недосыпы, но как-то особых сложностей не припомню. Приходил с тренировки, помогал супруге, нянчился, кормил малышку, иногда не спал ночью, дежурил. Чтобы так вот сказать, что были сложности – нет. Скорее, больше положительных эмоций, чем отрицательных. Если ты намекаешь на то, что это сказывалось на моей подготовке и игровой способности, связанной с футболом, то нисколечко.

Фото: ФК Локомотив (Москва)

— В 2013 году ты вновь переходишь в «Ростов» и в составе «сельмашевцев» становишься обладателем Кубка России по футболу. Каковы были эмоции после финального свистка?

— Эмоции – это такая штука, они появляются по факту. Именно момент, когда понимаешь, осознаешь, что ты победитель. Потом, со временем, эти эмоции притупляются, и описать или рассказать, как это было сложно. Иногда просматриваю фотографии с того матча: на них я выгляжу как сумасшедший. Видно, что в состоянии эйфории. Значит, все получилось (улыбается). Сейчас это трудно описать. Несмотря на то, что я не играл именно в этом матче, но начинал борьбу за трофей, на выезде с «Ангуштом» из Назрани играл. Потом несколько игр вообще прошли без проблем, так как некоторые команды снялись с участия. Но футбол — это командная игра, и все поражения, победы делятся между игроками в равных долях.

Фото: ФК Ростов

Для «Ростова» это было событие на то время. И все те перепады настроения болельщиков команды были перекрыты завоеванным кубком. Они в аэропорту встречали ночью команду. Болельщики в Ростове, конечно, классные!

Фото: ФК Ростов

— Отыграл практически два сезона за «Ростов» и покинул его из-за финансовых разногласий. Вкратце, в чем они заключались и разрешились ли в итоге?

— По факту была ситуация следующая: меня выставили на трансфер, предложили попутно искать команду, но не получилось найти вариант, и меня отправляют играть в дублирующий состав. Я свои обязанности выполнял, приходил на все тренировки, работал. В 30 лет я тренировался с «дублем» на искусственном поле, приходил ежедневно за час до тренировки, помогал ребятам помладше, что-то подсказывал, в общем полностью выполнял обязанности, прописанные у меня в контракте. Тогда ребят тренировал Игорь Васильевич Гамула, ныне покойный (пауза). У меня были хорошие отношения с тренером, мы нашли взаимопонимание, но при всем при этом я не получал зарплату на протяжении восьми месяцев. Да, я обращался к руководству за разъяснениями, но ответа не получал. Я терпел, терпел, терпел, но рано или поздно терпение заканчивается, все же семью нужно кормить, плюс нормальное человеческое самолюбие. Даже если бы я и знал, что в будущем на меня будут рассчитывать, то я бы и продолжил тренироваться с дублирующим составом, но когда тебе не отвечают и не хотят объяснить в чем причина… Дошло дело до суда. Но опять же, осадок остался, с этими людьми я не общаюсь, и они не хотят – видно, остались какие-то обиды. С моей стороны все взятые обязательства выполнены, я не считаю себя виноватой стороной. В итоге, спустя время, клуб рассчитался со мной, но в футбол я вернуться уже не смог по многим объективным причинам.

— Ты все же смог заиграть за «Факел», но спустя пять месяцев ты его покинул, с чем это связано?

— Наверное, я где-то проблемный игрок (смеется). Для руководства, для тренера. Где-то в меру неопытности, хотя возраст уже обязывает к этому. Не смог промолчать или наоборот, промолчал. Это были больше не футбольные моменты.

— Какой главный урок для себя ты извлек из своей профессиональной карьеры?

— В профессиональном плане спустя время я понял, что никому ты кроме себя не нужен. Пример, чтобы ты понимал. Тренер будет заниматься тобой для достижения общего результата, в том числе и для тебя, но пока ты сам не поймешь, что нужно много работать, работать и еще раз работать, больше того, что дает тебе тренер, ты ничего не достигнешь. И все нужно начинать с раннего времени, идти к мечте и цели поступательно, сразу все бывает только в сказках и голливудских фильмах. Нельзя останавливаться, нельзя тратить много времени на пустое, потом это время сложно догнать. Сейчас дети имеют практически все, что захотят. Они идут от молодежной команды, в зоне комфорта дальше переходят. И при этом особых усилий не прилагают. В итоге, когда сталкиваются с профессиональным футболом, оказывается, они многого не умеют, ко многому не готовы, они не конкурентоспособные. Поэтому, в первую очередь нужно каждый день доказывать, что ты лучший, в первую очередь для себя.

Я сейчас только понимаю, что где-то был не прав, где-то нужно было приглушить свою гордость, уменьшить свое Я.

Если касательно жизненных уроков, то я сталкивался с такими ситуациями, где нельзя людям полностью доверять. Это и карьеры, и жизни касается. Я по натуре доверчивый человек, к каждому с открытой душой, как говорится, но где-то этого делать нельзя было. Было так, что люди могли держать на руках твоего ребенка, а позднее лгать прямо в глаза.

— В 2017 году ты принял решение о завершении игровой карьеры, это одно из самых важных в твоей жизни решений?

— Это решение было скорее вынужденным. Во-первых, травмы не давали покоя, и чисто физически было сложно выступать на должном уровне. Подводить кого-то я не хотел и не мог. Ну и сам понимаешь, возраст, организм уже подсказывал, что пора вешать бутсы на гвоздь. Это были и неудачные выступления в Беларуси, знаешь же, что выступал за «Белшину», «Крумкачы». К тому же, по факту, я довел себя до состояния нездорового человека, поэтому было принято решение завершить игру.

Навскидку, завершение игровой карьеры одинаково по весу с решением о женитьбе и рождении детей (улыбается). Ко всем этим решениям я подходил весьма серьезно. Я серьезно отношусь к любым отношениям, а если ты строишь отношения с любимым человеком, то тем более нужно быть ответственным. Вот и вернулись мы к вопросу доверия. Да, это очень серьезные решения в моей жизни.

Фото: ФК Гомель

— Скучаешь по игровой карьере, может быть снится тебе?

— Хах, давно уже нет (смеется). Я вообще не впечатлительный человек: чтобы что-то запоминающееся приснилось, такого не было еще. Может и снится, но я не помню. Это скучно и прискорбно, наверное, но это правда.

— Если бы была возможность вернуться назад и поменять что-то в своей карьере, чтобы ты изменил?

— Ну давай представим (пауза). Скорее всего, я бы сделал все, чтобы остаться в «Ростове». Я понимаю, что это было бы сложно, что это футбол, это бизнес и там есть свои определенные законы. Я бы попытался пренебречь своими правилами и остаться. Думаю, что все было бы по-другому.

— Из всего разговора у меня сложилось впечатление, что более комфортно тебе было в «Ростове»?

— Мне более комфортно было в «Москве» с 2006-го по 2009-й, три с половиной года по факту. Возможно, это был мой первый опыт на легионерских хлебах. Там команда была своеобразной семьей, были хорошие результаты для клуба, который начинал развиваться. Коллектив был очень хороший. Было классно в «Ростове», хороший этап в моей карьере, а в футбольном плане еще лучше. Ну а дальше позитива было меньше, скажем так.

— Сейчас ты за какими командами следишь?

— Ну не особо время есть на это. Я сейчас работаю в академии футбольного клуба «Химки». Придя после работы, мне нужно спланировать завтрашний день, может быть еще на один день. Сейчас у меня помимо своего возраста, 19-летние ребята, есть 15-летняя команда. Поэтому иногда немного получается смотреть РПЛ. В основном слежу за действиями вратарей, чтобы потом на примере показать своим подопечным. Последний матч, который я смотрел, был «Ростов» с «Оренбургом». Видишь, и тут «Ростов» на ум пришел (смеется).

— В 2018 году ты дебютируешь в качестве тренера в «Гомеле», для тебя родной команде, как это произошло?

— Я начинал работать в «дубле», тогда Виктор Васильевич Борель руководил командой. Я как раз после травмы восстанавливался и попросил дать возможность с командой потренироваться. Долгое время занимался с ребятами, где-то им подсказывал, помогал, причем все это на голом энтузиазме. Позднее предложили уже поработать с ребятами официально, как тренер. Вот с того момента и началась моя тренерская карьера.

Фото: ФК Гомель

— В 2018 году «Гомель» возглавляет Иван Биончик. «Зелено-белых» до его прихода основательно покидало в лигах. Новый наставник сумел вернуть былую славу «Гомелю», к тому же, не побоюсь этих слов, вернуть любовь гомельчан к команде. На твой взгляд, в чем секрет Биончика?

— Я считаю, что он сумел перевернуть все, что было возможно перевернуть в «Гомеле» (смеется). Понятно, внутри клуба он не смог что-то поменять, но дал понять, что и как делать. По-особому относился к быту команды. Поменял многое внутри раздевалки, внутри стадиона, общался с агрономом, который занимается полем на «Центральном».

— Агрономом?

— Да. Было тесное общение с ним, просьбы и напоминания о поливке газона, разметке. О стрижке газона, чтобы можно было показывать быстрый футбол. Сергеич настолько досконально изучил структуру, что знал мельчайшие какие-то подробности. Грамотно выстроил процесс, разжевывал так, что, наверное, и ребенок бы понял. У меня с ним в работе вопросов даже не возникало. Признаюсь, я такого человека не встречал, который бы так подробно все знал и обладал нужной, полезной информацией. По-другому в Гомеле не могло быть после его прихода.

— Тогда его назначение на пост главного тренера «Гомеля» вызвало массу скепсиса среди футбольного бомонда и болельщиков в целом.

— Знаешь, у меня есть такое убеждение, оно было и сейчас не меняется: некоторые люди не совсем адекватно воспринимают тренерский уровень Биончика. Это звучит прискорбно, обидно может быть для кого-то, но я считаю, что это именно так. Чтобы ты и другие поняли, что я хочу сказать. Что у нас видят люди: человек работал в «Днепре» и вылетел из «вышки», в «Луче» вылетел из «вышки», выводил и вылетал, выводил и вылетал. Такое же мнение сразу спроецировали и на «Гомель». Вот откуда столько пришло негатива в начале его пути здесь.

Человек в 37 лет знает, больше чем специалист, которому за 50 лет и который всю жизнь проработал в футбольной сфере. У Биончика другое мировоззрение, другой взгляд на многие вещи, он вообще все видит по-другому.

Двумя годами позднее все увидели, как играет «Гомель». И люди уже начали его воспринимать как топ-тренера. А сперва-то сколько было недоверия. Видишь, как за два года все поменялось. Сегодня ты топ, команда на хороших позициях в турнирной таблице, красивая и быстрая игра, атакующий футбол, ставим рекорды посещаемости, всем всё нравится. И это замечают в клубах с большими возможностями, приглашают работать, а спустя три месяца ты опять никому не нужен.

— Раз мы коснулись «Шахтера», то был ли разговор Биончика со своим тренерским штабом перед уходом из «Гомеля»?

— Мы были на то время в Гомеле, готовились уходить в отпуск. Позвонил Сергеич и спросил о дальнейшем совместном сотрудничестве, я согласился. Я хотел работать и развиваться с этим человеком дальше. За то время, которое я проработал с Биончиком, это два года и четыре месяца, если быть точным, я получил больше, чем за всю свою небольшую тренерскую карьеру. С ним я рос в профессиональном плане.

— Сейчас за «Гомелем» следишь?

— Это родная команда, наверное, этим все сказано (улыбается). Держу контакт и с тренерским штабом, созваниваемся периодически с Сергеем Никитенко.

Фото: ФК Гомель

— На кого равняется или равнялся Антон Амельченко в профессиональном плане?

 — В мою самобытность мне нравился нидерландский вратарь Эдвин ван дер Сар. По характеристиками мы похожи. Правда, я так ногами не играл, как он (улыбается).

— Сейчас ты работаешь в футбольной академии «Химки», есть ли желание вернуться работать в Беларусь?

— (Долгая пауза). Сложно сказать. Возможно, если это будет взрослая команда и возможно, у Ивана Сергеевича будет желание и возможность поработать вместе. Тогда, скорее всего, я соглашусь. Отвечу так. Пока вариантов у меня нет, и я довольствуюсь тем, что у меня есть.

— И в завершение беседы последний вопрос. Кто дал тебе самый дельный совет в твоей жизни?

— Даже сложно ответить так вот сразу. Не задумывался никогда об этом. Ну вот мы с тобой говорили об Иване Сергеевиче Биончике, и я сейчас вспомнил, что у меня много пробелов в работе. Он мне показал, где я недорабатывал, где лоботрясничал в физическом и интеллектуальном плане. Многого я не знал, но если бы хотел, мог бы узнать. Сейчас вспоминаю слова Биончика: «Читай, узнавай, интересуйся». Да, это звучит с определенной интонацией и в другой может быть ситуации, но это дельный совет. Быть как все не хочется, хочется быть лучше и понимать, разбираться.

— Благодарю, Антон, за откровенный и честный разговор. Желаю здоровья, удачи и успеха в твоей тренерской карьере и семейного благополучия.

Дмитрий Степанец

СПОРТНАВИНЫ

Loading...

You must be logged in to post a comment Логин

Оставьте комментарий