РЕКЛАМА
СпортНавины

Денис Матвеев: Тренер должен чувствовать команду, тренер должен дышать как команда, жить жизнью команды.

матвеев денис

 

Денис Матвеев без преувеличения один из самых титулованных наставников белорусского чемпионата текущего сезона.

44-летний наставник витебской дружины и мужской юниорской сборной Беларуси U20 прошел все стадии тренерской карьеры, начиная с самого низа: от тренера-статистика до наставника национальных сборных. И на этом Матвеев не остановится. В этом убедился Дмитрий Степанец специально для СпортНавин.

Денис Матвеев стоял у руля молодежных сборных, участник Олимпийский игр в Пекине 2008 года, возглавляя молодежную сборную Казахстана принимал участие в чемпионате Азии 2009 года в Маниле, дважды принимал участие в Мировом Гран-при по волейболу. В карьере коуча руководство юниорской сборной Казахстана, женской национальной сборной Беларуси и мужской юниорской сборной U20. На данный момент совмещает работу главкома витебской команды «Марко-ВГТУ» с работой в юниорской сборной.

 — Денис Владиславович, начну с традиционного вопроса: почему именно волейбол? Может, была возможность проявить себя в другом виде спорта?

— Я рос в семье военнослужащих. Мой отец проходил службу в авиации, был инженером. Занимался ремонтом истребителей. Я до 11 лет с мамой и папой ездил по гарнизонам и поэтому с волейболом познакомился уже в Беларуси. На тот момент выбор вида спорта был особо не велик – понимал, что в будущем стану военным. Уже в 1991 году, когда мы осели в Беларуси, если можно так сказать, в школу, где я учился пришел тренер и выбрал перспективных ребят. Причем это выглядело так – встань ты, ты и ты. В числе вставших оказался и я.

Что касается альтернативы, то пробовал себя в боксе, где-то около трех месяцев походил в секцию. Спустя какое-то время понял, что это не мое. Уже в старших классах стал увлекаться восточными единоборствами. Если помнишь, все мальчишки увлекались кунг-фу, карате, очень популярно было в то время, такой всплеск популярности этих видов спорта. Совмещал походы в секцию рукопашного боя с волейболом. Это было скорее для себя. Тем не менее, в приоритете остался волейбол.

В игровой карьере Денис Матвеев защищал цвета команд «Западный Буг», «Орша-БКУУ» (расформирована), «Шахтоспецстрой» (ныне солигорский «Шахтер).

— Игровая карьера у вас была весьма короткая, затем длительное затишье, расскажите об этом подробнее.

— Да, к сожалению, игровая карьера была скоротечна и после полученной травмы я уже не смог профессионально заниматься волейболом. Но я был принят на работу в управление газовой компании в Витебске, где смог выступать на любительском уровне и совмещать волейбол с работой в УП «Витебскоблгаз». Не скрою, достаточно неплохо получалось. Даже отправляли выступать на открытый чемпионат России по пляжному волейболу. На одном из этапов российского первенства был четвертым, т.е. на довольно неплохом уровне играли пляжку. Ко всему прочему были на первых местах во всех республиканских спартакиадах работников газовой промышленности, местных турнирах. Стали победителями турнира стран СНГ среди газовых компаний, который проходил в Киеве, в 2004 году. В общем в течении трех лет держали спортивную марку газовой организации региона. Так что не скажу, что этот период был каким-то затишьем в моей спортивной карьере.

— Как получилось, что вы решили продолжить спортивную карьеру, но уже в России? Прежнее место работы в газовой компании, на мой взгляд, неплохой вариант работы и продолжения работы в волейболе.

— Как и сейчас, много молодежи, которая не может себя реализовать в нынешних условиях. Какие-то амбиции, поставленные цели. Так и у меня: на тот момент были сложности с оплатой кредита за квартиру. Да, я был доволен, что находился в такой компании, что могу работать и в то же время играть, но перспектива сорок лет платить за жилье и жить немножечко с затянутым поясом, меня не устраивала. Хочется жить здесь, сейчас и в это время, а не потом. Поэтому искал вариант уехать в Москву. Там-то я занимался разными видами деятельности, в основном рабочими профессиями, не имеющими никакого отношения к волейболу.

Тренерскую карьеру Матвеев начал в 2006 году, с должности тренера-статистика под началом Петра Хилько, на то время работавшего с «Казаночкой».

— Как вернулись в волейбол?

— Помыкался и там, и там, попробовав себя в чем только возможно, случайно встретился с Петром Ивановичем Хилько, с которым пересекался в «Западном Буге» еще по игровой карьере. Он приехал на тренерский совет в российскую столицу. И, наверное, эта встреча стала переломной, я так думаю, не только в моей спортивной карьере, но и в жизни. Тогда он мне предложил попробовать себя помощником в «Казаночке». Петр Иванович стоял у руля казанского клуба. На то время у нас только начала развиваться статистика в волейболе и требовались люди сведущие. По рекомендации Хилько и еще одного нашего общего знакомого я попал на курсы статистиков. Причем это были скорее пилотные курсы а не системные. Напомню, тогда статистическое направление в волейболе только зарождалось в России. Итальянская компания привезла программы для ведения статистики, и уже на базе этой программы планировалось обучить людей ведению статистических показателей.

Иными словами, Петр Иванович дал мне понять: мол, обучайся, потом стажировка – и будем смотреть, как ты с этим справишься. Это был первый шаг в моей дальнейшей тренерской карьере.

Причем обучение проходило чуть более двух недель, на ул. Лавочкина, в г. Москве, включая стажировку на матчах мировой лиги, увидел весь мировой волейбол воочию, а не по телевизору. Впечатлений было масса. Одно дело лицезреть матч на экране, а другое стоять у бортика и смотреть игру, слушая преподавателя, который замечает все нюансы ведения статистики. Как это считать, как это записывать, анализировать, как вносить в базу данных.

Затем пригласили в Казань. Там я вошел в штаб Петра Ивановича как тренер-разминальщик плюс тренер-статистик.

— Если отследить вашу тренерскую карьеру, то вы прошли все стадии тренерского ремесла и последним клубом в России был челябинский «Динамо-Метар», где вы выступили в роли главного тренера. Почему предпочли работу с национальной сборной Беларуси?

— Не буду вдаваться в тонкости работы с челябинским волейболом. Там есть свои нюансы, к тому же я мог совмещать работу в «Динамо-Метар» и национальной сборной. Я мог не разрывать контракт и остаться там. Более того, продлить свой контракт с российским клубом еще на год и в то же время работать с национальной командой. Но я хотел остаться честным в первую очередь перед людьми, с которыми я работаю, и перед самим собой. Назначение на пост главного тренера национальной сборной Беларуси для меня – это не просто какой-то очередной шаг в карьере, а ответственный вызов. Я до этого очень много работал помощником со сборными и прекрасно понимал, отдавал себе отчет, что такое работа с национальной командой.

— Немного расскажите об этом опыте работы со сборными командами.

— Мой первый опыт работы со сборной командой начался в 2007 году. Я тогда входил в тренерский штаб национальной сборной Казахстана. Вместе с ней попали в 2008 году на Олимпийские игры. Сами понимаете, это весьма солидный опыт. Затем чемпионаты Азии вместе с женской сборной Казахстана, а потом с 2008 по 2011 – работа с мужской национальной сборной. На то время мужскую дружину возглавлял Геннадий Васильевич Паршин, весьма легендарный в волейбольных кругах наставник эпохи самого Вячеслава Алексеевича Платонова. Думаю, именно тогда я достиг пика своего опыта в тренерской работе. Затем, в 2011 году, меня пригласили работать в тренерский штаб Сергея Овчинникова, к сожалению, ныне покойного. Работал со второй национальной сборной России. Мы тогда ездили на всемирную летнюю Универсиаду в Шэньчжэне. После, в сборной U23, в Казахстане, я уже был главным тренером. Именно после этой команды почувствовал, что могу работать с основными командами национальных сборных.

Поэтому, подытоживая вышесказанное, опыт работы с «националками» для меня не был чем-то из разряда «вау». Я прекрасно понимал, какая это ответственность и какая предстоит серьезная работа. Именно поэтому назначение на пост главного тренера национальной сборной Беларуси было для меня вызовом, а не чем-то новым.

Отмечу, что решение о моем назначении было совсем не скорым. Я с 2016 года запускал в федерацию свое резюме на должность главного тренера национальной сборной Республики Беларусь, и лишь в октябре 2019 года мою кандидатуру утвердили на совете БФВ. Помню, когда поступило предложение от Эдуарда Венского, в то время возглавлявшего белорусскую федерацию волейбола.

(Ред: Эдуард Венский возглавил Белорусскую федерацию волейбола в ноябре 2018 года).

Так вот, вернемся к вопросу: почему я не решился совмещать работу в «Динамо-Метар» и национальной сборной. Если бы я дал согласие на совмещение, то это был бы такой самообман и ко всему были бы сложности с простыми бытовыми вопросами: с той же логистикой. А разрываться между двумя городами, странами я не хотел. И в итоге назрел бы конфликт, потому что в клубе могли захотеть, чтобы больше внимание уделял команде, того же потребовали бы и в национальной сборной. Этого было не избежать. Я просто обязан был сделать выбор.

— В минувшем году вы оставили пост наставника основной национальной команды. Было ли желание и возможность вернуться в российскую Суперлигу?

— Во-первых, для всех был шок, я имею виду российскую Суперлигу. У всех возник вопрос — что случилось, что произошло, почему покинул пост главного тренера сборной?

Так работает система в российской Суперлиге, в принципе как и везде. Чтобы сделать какое-то предложение по работе с кандидатом на пост главкома той или иной команды, нужно обладать полной адекватной информацией. В чем причина тех или иных действий на прежнем месте работы. Возникает много сомнений: а все ли там было правильно, кто или что стало виной принятия такого решения. И опытные менеджеры клубов по таким горячим следам разбираться не торопились, чтобы увидеть полноту картины. Поэтому предложений от российских команд не поступало, к тому же время моей отставки, а это середина июля, совпало с временем полной комплектации команд на предстоящий сезон.

Не скрою, на то время вел диалог с несколькими клубами, но было уже все занято. А быть вторым в тренерском штабе или просто, как говорится, «пересидеть» никто из сторон не хотел.

— Сейчас вы главный тренер мужской команды витебского «Марко-ВГТУ». Как появился этот вариант – переключиться с женского волейбола на мужской?

— Когда я получил назначение на пост главного тренера национальной сборной Беларуси, это был год пандемии COVID-19. Помните, был своеобразный хаос, шок: что будет дальше, как жить? У всех какие-то карантины, локдауны. Чемпионат Суперлиги тоже хандрило, то его приостанавливали, то вновь продолжали, команды не знали, как его доигрывать. Вот именно в этот хаос я попал. В итоге я уходил в «националку» с планом на лето об участии команды в сборах, участие во всех этапах евролиги, международных спаррингах.  Но это все отменили и перенесли на следующий год. Все мои планы на лето – плодотворно работать и готовиться с командой к евростартам – были перечеркнуты. Сами понимаете: в Челябинск – там я сказал, что уже принял решение работать только с национальной сборной, в Беларуси – все перенесли на следующий год. Начать искать что-то за границей – там то же самое. Нужно было что-то искать здесь.

— Кроме «Марко-ВГТУ» на то время были еще варианты?

— А я взвесил все и сразу обратился туда. Во-первых, дом, во-вторых, семья рядом. Зачем куда-то дергаться?

— Вернемся вновь к национальным сборным. Параллельно с работой в витебском клубе вы возглавляете юношескую национальную сборную U20. Какова будущая смена белорусского волейбола?

— Все игроки без исключения интересны и заслуживают внимания. Но, естественно, есть рабочие нюансы. Я по-тренерски вижу, что многим из них нужно больше работать, причем самим над собой. Есть много вещей в каждом из них, которые нужно исправлять, дорабатывать или менять. Это мое субъективное, тренерское мнение. Мне понятно, как тренеру, что на данном этапе есть такие вещи, которые придется где-то форсировать, добивать и которые должны быть у игроков этой возрастной категории. Иллюзий особых не питаю, знаю, что будет это сделать непросто. Но буду пытаться. Сразу после вступления в декабре в должность наставника сборной U20 прошли сборы, просмотрели кандидатов и отобрали человек двадцать из всех. Определили 16 спортсменов, с которым будем дальше работать.

— Продолжаете следить за российским чемпионатом?

— Всегда слежу за Казанью. Наверное, казанские команды – уже частичка меня (улыбается). И мужской, и женский волейбол. Смотрю за Краснодаром, Челябинском, за «Минчанкой» слежу, как-никак наша команда, и ее уровнем в российской Суперлиге. Вообще «Минчанка» – это своеобразный срез развития нашего волейбола. Молодежные лиги просматриваю, с участием второй команды «Минчанка». Интересно по молодежным лигам наблюдать динамику роста волейбола. Также не оставляю без внимания итальянский чемпионат, польский. Лигу чемпионов – это без обсуждения (смеется).

Под руководством Матвеева мужская команда «Марко-ВГТУ» стала серебряным призером розыгрыша Кубка Беларуси сезона 2022 года, уступив в решающем поединке солигорскому «Шахтеру».

— В прошлом сезоне белорусского чемпионата «Марко-ВГТУ» завоевал бронзовые награды в розыгрыше Кубка Беларуси, спустя год взяли серебро Кубка. Каковы амбиции у вас как у тренера?

— Если я работаю здесь и сейчас, я буду выжимать максимум из этой возможности, чтобы команда улучшила свой результат.

— Хорошо, у «Марко» получается в Кубке, почему не получается в чемпионате?

— По ряду причин. В Кубке принимает участие ещё не полностью сформированная и сыгранная команда, закаленная матчами чемпионата. Также и у соперников. Поэтому игры в Кубке, это особые игры, имеющие больше момент везения. Чемпионат же начинается как у всех, не гладко. На это влияет трансферная политика. К примеру, в прошлом сезоне я пришел не с начала сезона, набирал ребят уже по ходу чемпионата, т.е. пропустил всю предсезонную работу с командой. Что в конечно итоге сказывается на концовке чемпионата. Не все физически его выдерживают. Опять же личный контакт с каждым игроком: со многими, кто уже собирался заканчивать играть, приходилось беседовать, убеждать их продолжить выступать. Игроков в белорусском чемпионате не так много, а по некоторым амплуа, так вообще дефицит. Поэтому в этом году ставку делал на молодых игроков. А это тоже время нужно, чтоб игрок созрел. Масса таких вот нюансов, которые влияют на конечный результат.

— Какая-то особая формула настроя, мотивации команды перед матчем есть у Дениса Матвеева?

— По-разному. Мне кажется, это универсальная формула. Не уверен, что у каждого тренера есть четкий набор слов, которыми он создает настрой команды. Нет чего-то одинакового, нет того стандарта, который наставник может выучить и использовать, после чего команда вышла бы и победила. Это так не работает. На мой взгляд, все зависит от особой ситуации, времени и места. Тренер должен чувствовать команду, тренер должен дышать как команда, жить жизнью команды. Где-то нужно взбодрить, где-то душевные найти слова, тут важна психология. Есть единственная вещь, которую я пытаюсь двигать – самоотдача, каждый матч – это движение вперед, независимо от результата. Каждый сам себе после игры должен сказать, что на шаг приблизился к своей мечте.

— Игрок, за которым вам нравится наблюдать в профессиональном плане?

— Мне нравится Макс Михайлов, нападающий казанского «Зенита». И нравится он мне своей работоспособностью. Не могу сказать, что он чем-то выделяется из остальных игроков, образно сказать, таких Максов в мире много. Таких же атлетичных, таких же прыгучих, но таких работоспособных – только он один. Сама его суть как игрока – работать без остановок, каких бы высот он ни достиг. Умеет мотивировать себя, находит в себе силы доказывать, что ему есть еще куда расти. Вот такой тип игрока мне нравится, хотел бы чтобы побольше мне встречалось таких воспитанников.

— Если не возражаете, перейдем от профессиональной части беседы к личной. В одной из социальных сетей есть ролик, где вы испытываете охотничье ружье, вы охотник?

— Нет, вообще никакого отношения не имею к охоте. Ни разу не ходил на охоту. Но наверное дают о себе знать гены охотников. Мой дед был охотником, настоящим таким, заядлым. Был главным Брестского охотничьего хозяйства, не знаю, как правильно это у них называется. И, между прочим, он был одним из первых, кто развел породу курцхаар в Беларуси. Не берусь утверждать, но не раз об этом слышал. Он ветеран, и после войны привез эту породу собак в Беларусь, у него получилось ее далее выводить. А сам я только недавно отучился на охотника, получил право на пользование гладкоствольным оружием.

Недавно ребята звали на охоту, на лося, но я отказался. Если честно, я не знаю, как можно выстрелить в это животное. Лосятину есть, когда угощают, приятно, а вот убивать – не знаю. Недавно ехали с командой на выезд и видели, как два лося вышли на трассу, какие они были классные, грациозные, важные. Скорее, охота для меня – это ходить на уточек, и то, большой вопрос (улыбается).

— Знаю, ваша дочь профессионально занимается вокалом и даже стала победителем международного конкурса. Расскажите подробнее об этом.

— Да, все верно. Младшая дочь занимается вокалом и недавно одержала победу в Международном конкурсе «Золотой микрофон» в Костанае, в Казахстане. Нас пригласили поучаствовать совершенно случайно, о том, что Дарья поет, никто особо не знал. Организаторы как-то вышли на руководство ГЦК, а те уже пригласили нас попытать счастье в этом конкурсе. Как итог – лауреат первой премии в старшей возрастной группе. Все просто в легком шоке, как так (улыбается). Не скрою, Дарья принимала участие в различных вокальных конкурсах Челябинска, Казани и других городах России.

— В семье с волейболом, я так понимаю, только вы связаны?

— Жена у меня мастер спорта по прыжкам на батуте. Старшая дочь лингвист, специализация – корейский, английский языки. Полгода проходила стажировку в Южной Корее, в Казани закончила КФУ (Казанский федеральный университет) факультет международных отношений.

— В завершение нашей беседы: на кого равняется Денис Матвеев в тренерской карьере?

— Не так давно сидел и думал об этом вопросе, кто мои учителя? Все началось с того, что попалась на глаза статья Ришата Сиразутдиновича Гилязутдинова, он рассказывал о Николае Васильевиче Карполе, как он с ним работал, чему научился, где признался, что он ученик самого Карполя. И я задумался о том, кто же у меня учитель или учителя. Кто скорректировал или откорректировал, в хорошем смысле слова, мой тренерский путь? Пришел к выводу, что от каждого тренера, с которым я работал, пытался брать максимум хорошего и полезного. Я считаю, что каждый человек тебе не враг, не друг, а учитель. Каждый человек является учителем для тебя, не важно, хорошо или плохо он тебе сделал, но этим самым он преподал тебе урок. Поэтому я от каждого что-то взял, возьму еще от тех, с кем буду работать. Я не могу сказать, что кто-то конкретно повлиял на мою работу, каждый вложил что-то. У меня такой многоликий культ моего тренера-учителя, на которого я равняюсь.

— Благодарю за уделенное время и желаю вам и вашим командам новых побед и успеха в будущем.

Дмитрий Степанец

Фото из личного архива Дениса Матвеева

СПОРТНАВИНЫ

Loading...

You must be logged in to post a comment Логин

Оставьте комментарий