РЕКЛАМА
СпортНавины

Дмитрий Засинец: «В 18 лет я понял, для чего выхожу на ринг».

засинец-мма-мозырь-боец

 

Дмитрий Засинец в 18 лет сдал норматив на КМС по MMA, через год взял бронзовую медаль на чемпионате Европы по версии IMMAF, а уже в 20 лет стал бронзовым призером чемпионата мира по панкратиону.

Как добивался успеха 21-летний боец из Мозыря и как идет к своей цели – в большом интервью СпортНавин.

Журналист СпортНавин и sambo.sport Дмитрий Степанец встретился с белорусским бойцом, побеседовал с тезкой о пути в спорт и том, как обычно готовится спортсмен ММА к соревнованиям. Собеседник рассказал, как восстанавливается после боя и даже уверенно заявил, что готов на бой со звездами MMA.

— Дима, с чего все началось, почему и как попал в MMA?

— Друзья, скажем так, посодействовали. Я тогда в техникум поступил, а они рассказали, что занимаются MMA. Решил посмотреть, пошел с ними на одну из тренировок. Сначала это была просто секция рукопашного боя, поэтому мы выступали только по «рукопашке» и по панкратиону, а позже перевелись в MMA.

А если заглянуть еще раньше, то где я себя только не пробовал (смущенно улыбается): карате, футбол, плавание, тяжелая атлетика, бокс… много где искал себе применение. Но когда начал заниматься боями, понял, что это мое. В феврале будет пять лет, как я попал в ММА. Все эти пять лет занимаюсь со своим первым тренером Горохом Александром Александровичем.

Photo: mazyr.by

— Не спрашиваю, что подтолкнуло на занятия этим видом спорта. Наверное, как и любой пацан, хотелось себя видеть сильнее.

— И это тоже. Но больше интриговало то, что это один из самых сложных боевых видов спорта. Объясню: во-первых, в ММА соединились все виды единоборств, почему он и называется смешанным. То есть ты никогда не угадаешь, что соперник выкинет на ринге, сложно прочесть, на что он сделает ставку. Во-вторых, нужно быть готовым к любым событиям на ринге, т.е. функциональная составляющая играет большую роль в подготовке. Ты и физически готовишься, таскаешь «железо», бегаешь, учишься падать, уделяешь особое внимание элементам борьбы, ухода от опасных захватов, заломов и т.п. К тому же нужно уметь думать, планировать свои действия с учетом изменений ситуации на ринге.

— Много нюансов. Можно как-то всё систематизировать?

— Можно. Вся подготовка спортсмена ММА включает три цикла: базовый, аэробный и подводный. Базовый – это когда ты всему учишься заново: бить, бороться, тому, чему детей учат на первом этапе занятий. Плюс набираешь мышечную массу. Аэробный – это больше спарринговая работа. Подводный цикл – это легкие спарринги, чтобы выйти на пик формы. Все это вместе и есть MMA.

Photo: pankrationuww.by

— Уже понятнее. Уточним: боец выходит на ринг, а что происходит дальше? Если не секрет, как выглядит алгоритм этих действий? Перечисли по порядку: ты видишь перед собой соперника, он – борец, ты – «ударник»… твои действия?

— Для начала включаешь голову (улыбается). Многое зависит от того, как ты начнешь бой, сумеешь ли навязать сопернику свои правила. Если он борец, то ты знаешь, что ставку он сделает на элементы борьбы. Поэтому нельзя дать ему возможности перевести поединок в борцовскую схватку и навязать свою игру. Нужно в стойке навязать ему «ударку». Для этого на тренировках отрабатываются все возможные ситуации со спарринг-партнером. Если соперник всё же навязал «борьбу», то… (короткая пауза) нужно было лучше и активнее работать на тренировках (смеется). А на ринге уже нужно только думать и применять в партере болевые приемы, «свипы».

— Бывают моменты или мгновения в схватке, когда реально не знаешь, что делать?

— Честно? Давно бывали, сейчас этого нет. Пропали с повышением уровня. За долгие годы тренировок ты уже готов ко всему. Это отработано на подсознательном уровне. Я считаюсь «ударником», и если раньше переводили в борьбу, были сложности (смущается). Боялся борьбы. Сейчас уже не боюсь, умею сделать какую-нибудь «болячку». Это на нашем языке болевой прием (смеется).

Photo: ВКонтакте Дмитрия Засинца

— Есть какие-то особые правила, по которым ты определяешь слабые стороны или недостатки соперника?

— Сейчас есть Интернет. Есть YouTube. Можно посмотреть много поединков с предстоящим соперником, отметить, на что он делает или будет делать в бою ставку. Обсуждаем с тренером просмотренный ролик, выделяем сильные и слабые стороны противника. Тренер дает совет, говорит, на что нужно обратить внимание, после начинаем готовиться к бою. Получается, начинаем с теории.

 — Дим, расскажи о своих достижениях. Насколько мне известно, они весьма впечатляющие.

— Бронза Европы и бронза на чемпионате мира по панкратиону. «Мир» (чемпионат мира – ред.) в прошлом году проходил в Бобруйске.

— Это круто. Поделишься своими впечатлениями, эмоциями с мирового форума?

— Началось, с того, что был отбор, турнир «Черное золото». У меня был главный бой с представителем из Речицы, победитель получал путевку на чемпионат мира. Я его выиграл, соответственно завоевал право представлять страну на домашнем чемпионате мира. Отправился на сборы, в сборной определились, кто в каком весе будет выступать. Я представлял Беларусь в «77-м» весе, так что вес пришлось сбросить, потому что был тяжелее. Потом начались тренировки.

— Сейчас тоже в «77-м» выступаешь?

— В любителях – в «84-м», в профессионалах – в «77-м».

Photo: pankrationuww.by

— Тренер давал какие-то особенные наставления перед боем на чемпионате мира? К примеру, как в американских боевиках: «Выйди и порви его» (смееюсь). Как это у вас происходит перед боем?

—  Да нет (широко улыбается). Это в фильмах притянуто. В основном все наставления даются во время тренировок. Главное у Сан Саныча (первый и действующий тренер Засинцаред.) – это «выйди и сделай свою работу». За тот кемп, который я провел перед чемпионатом мира, тренер мне все уже высказал, все внес и внушил (улыбается краем рта). Я же это пропустил через себя, перемолол, усвоил. Во время боя он подсказывает – со стороны же лучше видно. Я могу быть на эмоциях, могу быть сосредоточен и не увидеть чего-то, могу где-то перегореть, что-то упустить важное. Тренер хорошо знает меня, знает мой характер и привычки, поэтому его подсказки во время боя всегда идут на пользу.

— Во время боя много постороннего шума: трибуны, тренер соперника тоже не молчит. Как ты слышишь своего коуча?

— Тут, наверное, особая волна с тренером (загадочно усмехается). У меня давно был случай. Отбор на Европу, полуфинал, мы с соперником перешли в борьбу, у меня не получалось его «забороть». И тренер кричит: «В стойку, бей его». Я его не слышу, по-своему решил все сделать. В итоге я проиграл, пропустил путевку. После этого сделал вывод: нужно слушать, что говорят. Все это опыт. Были поединки, когда хотел сделать по-своему, но наученный опытом делал так, как говорил тренер. Итог – победы. Например, в Кубке первый поединок – досрочно («удушил» соперника), второй – нокаутом. Было так, что тренер говорил: «Бей по печени»… Удар – все, победа.

— Как Сан Саныч мотивирует? Есть какой-то особый ритуал, слова, тренерская установка, как в игровых видах спорта?

— Нет. У нас по-другому. Зашел перед боем, спросил, как самочувствие. Я отвечаю: «релакс», это значит хорошо. Если наоборот, говорю: «горю», т.е. напряжен. Он заставляет переключиться. Заранее «гореть» тоже плохо. Поддашься, выйдешь без эмоций и все, бой может не сложиться. Вообще тренер все видит еще до раздевалки, на разминке. Я разминаюсь, он держит «лапы» и по нему уже видно, доволен он или нет. В основном мы уже друг друга без слов понимаем.

— Был ли когда-нибудь, что тренер был очень недоволен (каверзно улыбаюсь)? Как реагировал на его недовольство, как воспринимаешь критику?

— Были. Ну он тренер все-таки. Нормально воспринимаю. Не будет критики со стороны тренера, не будет развития. Пока Сан Саныч со мной, я прогрессирую. Больше скажу: благодаря его критике у меня многое получается быстрее.

 — Как часто слышишь от него критику?

 — Каждую тренировку (смущенно смеется). От партнеров тоже слышу критику и воспринимаю ее положительно. Есть парни, которые уже имеют большой опыт на ринге, более титулованные. Глупо не воспринимать от них какие-то подсказки или замечания.

Photo: ВКонтакте Дмитрия Засинца

Наставник Дмитрия, АЛЕКСАНДР ГОРОХ:

 — К сожалению, не помню, как Дима пришел к нам. Сначала ничем не выделялся из группы, на первоначальном этапе подготовки. А потом, когда прошло время, стал выделяться своим характером. Вот, наверное, из-за этого его я и заметил. Выкладывался на тренировках. Характер, подкрепленный трудолюбием, делает из него бойца.

— Как настраиваешься на бой? Как проходит время перед боем, допустим, за день?

— Стараюсь не думать о бое. Не накручиваю себя. Можно перегореть. Стараюсь отвлечься. Прогулки, кино, читаю что-нибудь. Сон – обязательно. О бое я начинаю думать уже перед самым боем. Начинаю разминаться и выстраивать свое видение спарринга.

— «Перегорал» когда-нибудь?

— Конечно. Раньше было. Сейчас уже нет. Перевоспитал себя.

— Как проходит этап восстановления после боя вне зависимости от итога?

— В первую очередь – это врач. Можешь завершить тяжелый бой и без травм, а может быть и наоборот, не такой серьезный поединок приносит травмы. Нужно смотреть по своему состоянию, но обязательно чтобы осмотрел доктор. Этап восстановления длится где-то дня четыре: баня, массаж.

Если в эмоциональном плане, то приезжаю домой, мама разные вкусняшки готовит (смущенно смеется). Поел, поговорили с мамой, ложусь и отдыхаю.

— Раз коснулись родителей, то сразу вопрос. Как они относятся к твоему занятию таким видом спорта?

— Сначала отрицательно относились. Волновались, это понятно. Сейчас уже по-другому. Понимают, что у меня есть цель, есть желание, что получается. В некоторых моментах уже даже помогают.

— Ты из Мозыря, как там дела обстоят с узнаваемостью? Узнают в родном городе?

— Неа (задорно смеется). Были случаи, конечно, но не так, как бы хотелось (загадочно).

— А в жизни или в быту возникали ли ситуации, когда просто хотелось применить свои умения, иными словами «втащить» кому-нибудь?

— Конечно хотелось (хохочет). Были моменты, когда до человека просто не доходит. Сначала пытаешься любыми способами избежать конфликта, но он наоборот на этот конфликт и пытается спровоцировать тебя. Правда, до «втащить» не доходило. Контролирую себя, понимаю, что могут быть последствия и в физическом плане, и в моральном. Хотелось, конечно, но потом вспоминаешь, что боец, успокаиваешься.

Photo: ВКонтакте Дмитрия Засинца

 — Самый яркий эмоциональный момент в твоей карьере?

— Ну и вопросы у вас (задумчиво улыбается)! Таких было много. Но самый яркий – это когда выполнил норматив на КМС по ММА в Минске. Мне тогда было 18 лет, и я вышел против минчанина. Боялся, что у столичного парня шансов больше. Сейчас не понимаю, что со мной тогда происходило. Наверное, не верил в себя, думал, засудят. В итоге победу отдали мне. И вот, я уже иду с ринга, поднимаюсь через трибуны, и многие зрители одобрительно так кивают, говорят, мол, молодец, классно дрался, спрашивают, откуда я. Эти эмоции никогда не забуду. В тот момент понял, для чего я дерусь. В 18 лет я понял, для чего выхожу на ринг.

— В минувшем году летом в финале турнира Road to NFG 1 произошла неоднозначная ситуация, по которой бой остановили и признали его позднее несостоявшимся. Расскажи подробнее, что произошло и будет ли реванш?

— По боям вышел в финал. В финале соперником (Александр Каделя – ред.) чувствовал, что нужно немного поближе подобрать дистанцию. Мой соперник был неудобным: он левша, зеркальное отражение, считай. Это как против себя бьешься. И вот я пробил «мидл», выбросил руку, а он как-то выбросил руку, не зажав кулак. Как отмахнулся. И попал мне пальцем в глаз. У меня правый глаз стал мутным, я практически ничего не видел. Время остановили, подошел врач, осмотрел и вынес свое решение, что бой не даст продолжить.

— Твои первые эмоции после этого?

— Ой, там такое творилось (загадочно смеется). Там и маты были. Тренер даже немного в шоке был. В раздевалке я разошелся. На ринге после остановки эмоции сдерживал, но в раздевалке (пауза) не сдержался (улыбается). Врач не мог какие-то капли в глаз закапать, и я начал громко выражать свои эмоции, а он из-за этого ещё больше растерялся. Обстановка вышла немного из-под контроля.

И я, и Каделя ждем реванш. Да многие ждут. У него в феврале-марте запланированы бои с украинцем. Потом уже будем определенно думать о бое-реванше.

 — Словесные пикировки между бойцами MMA происходят в социальных сетях. А в жизни?

— Конечно. Не лезут в карман за словом (смеется). Иногда обстановочка сильно накаляется. Даже до оскорблений доходит. Если ты про меня спрашиваешь, то я еще не такая известная личность, чтобы так нагло «наезжать» на соперника.

— А если бы был известен (опять каверзно смеюсь)?

— Если был бы известен, тогда – да. А так… кто я такой? В рамках приличия, конечно, могу «вписаться» в перепалку. На личности или оскорбления родственников не перейду.

 — Есть ли кумир или человек, поступками которого ты восхищаешься?

Мухаммед Али. Мне нравится его философия. Мне близко то, что он не забывал никогда, откуда вышел. Али помогал бедным, выступал против расизма, против войны. Был против насилия. И я принимаю его философию.

— Ты занимаешься боевым видом спорта и при этом пацифист?

— Как ни странно это звучит, но да, есть у меня такая черта.

— Если бы ты мог выбирать, то с кем бы хотел встретиться на ринге из известных бойцов?

— С Тони Фергюсоном. Он один из самых ярких бойцов в мире. У него и партер классный, он может ударить как обычную «двоечку», так и с разворота локтем, в прыжке, кувырок, сальто. От него можно ожидать чего угодно. Еще бы хотел бы встретится с Забитом Магомедшариповым, он сейчас в топе. Да много с кем хотел бы, со всеми топами.

— И с Макгрегором тоже не против был бы выйти на ринг, Хабибу бы бросил вызов (в шутливой интонации)?

— Да (без запинки).

— Допустим, это интервью читает завтра тот же Хабиб и пишет в твоем Инстаграме: «Без проблем, принимаю твой вызов, приезжай». Что дальше?

— Все, сообщаю тренеру, говорю о предложении. Тренер созванивается с менеджером, тот в свою очередь согласовывает все условия. И все, начинаю готовиться.

(пауза, удивлен). Без сомнений выйдешь на ринг? Там уже не 40 секунд будет (пытаюсь перевести в шутку вопрос).

— Без сомнений (серьезно).

Photo: UFC.com

(потерял контроль над ситуацией, возвращаюсь к прежнему вопросу) Давай вернемся, к кумирам в спорте и MMA в частности. Кем еще из спортсменов восхищаешься?

— Еще нравится Майкл Фелпс, пловец, рекордсмен. Майкл Джордан, Зинедин Зидан. В MMA очень многими восхищаюсь. Первый – это Федор Емельяненко.

(уточняю) Федор, не Александр?

Федор. Александр, к сожалению, свою карьеру, как бы это мягче сказать…

— На твой взгляд, что сломало карьеру Александру?

— Скорее всего, как у нас говорят, «зазвездился». Почувствовал в какой-то момент, что имеет превосходство над другими. Это, на мой взгляд, его и сгубило. Хороший пример для других: не нужно забывать, кто ты на самом деле и откуда ты вышел. И в первую очередь, что ты человек.

— Не задумывался, что эта «звездочка» может и тебя когда-нибудь коснуться (с опаской)?

— Хороший вопрос. Знаешь, были мгновения такие. Выигрываешь бой, чувствуешь себя таким окрыленным… Но есть друзья, они всегда меня подначивают: «Ну что, ты теперь звезда». Все как рукой снимает (смеется). Потом вспоминаю, что я живу в Мозыре, а не в Лос-Анджелесе, что живу нормальными мечтами, хожу на работу, езжу к бабушке, учусь в университете.

— Ты учишься? Где и на кого? Как совмещаешь учебу и спорт?

— Отучился в политехническом колледже на мастера и технолога по сварочным работам. Сейчас в Мозырском педагогическом университете на ФФК. Удачно совмещаю, как еще может быть. Писал диплом прямо с поезда, когда вернулся с чемпионата Европы. У меня Европа, а через несколько дней я должен защищать диплом. Преподаватели говорят, мол, напишешь, сдашь – можешь ехать. Написал, сдал, вроде нормально приняли. Уже после соревнований звоню маме домой, а мама говорит, что Дима, твой диплом весь почеркали красным и не приняли, тебя отчислят. Приехал ночью с соревнований и сразу сел диплом писать. Сдал. Даже девять баллов получил.

Photo: ВКонтакте Дмитрия Засинца

— Помимо тренировок ты еще и занимаешься с юными спортсменами. Как успехи на тренерском поприще?

— Да, набирается потихоньку группа. Сейчас вот парни пришли, одному – 16, другому – 18 лет. То есть парни уже состоявшиеся, понимают, чего они хотят. Раньше пробовал меньших тренировать. Не мое это. Сложно с ними, выносят мозг вообще (смеется). Пока одному говоришь, другой что-то делает за спиной, этого останавливаешь, первый уже чудит. Однажды так сто раз приседали. Даю задание десять раз присесть, группа приседает, один «халявит». Говорю: еще двадцать приседаний из-за «халявщика». Другой ноет: я больше не буду. Ок, еще двадцать тогда. Так дошло до сотки, вообще парни безбашенные (хохочет).

— Снятся ли тебе спортивные сны и часто ли в них ты дерешься?

— Ахаха, вопросы все интереснее. Да, снятся. Дерусь во сне, выбрасываю руку, плечики там, могу пропустить удар и проснуться (смеется). После тренировки особенно часто «воюю» во сне. Потренируешься, Саныч указал на ошибки, и ты приходишь домой, ложишься, начинаешь себя грузить, засыпаешь. И получается такой виртуальный бой.

— Традиционный вопрос. Что пожелаешь молодым бойцам и ребятам, которые еще не определились со своим выбором?

— Поставить перед собой цель и идти к ней. Стараться, работать, по максимуму выкладываться на тренировках. Тогда обязательно будут победы.

Спасибо, Дима, за уделенное время. Желаю успехов в дальнейшей карьере и всего наилучшего в жизни.

СПОРТНАВИНЫ

Loading...

You must be logged in to post a comment Логин

Оставьте комментарий