РЕКЛАМА
СпортНавины

Игорь Ревенко: Хоккей – это часть жизни, и нужно от него получать удовольствие

ревенко-игорь

 

Вот уже пятый год форвард «Гомеля» Игорь Ревенко в центре внимания белорусских поклонников экстралиги, и в особенности болельщиков «рысей».

Если об игроке лучше скажет его игровая статистика, то о самом человеке информации не густо. Журналист СпортНавин Дмитрий Степанец попытался дополнить портрет одного из ведущих игроков «Гомеля», нападающего Игоря Ревенко.

В один момент наши цели совпали — интервью старался сделать объективным, расставил акценты на личностных качествах, а не на игре и достижениях в хоккее.

— Я не особо люблю давать интервью, особенно после матчей. В основном смысл всех комментариев один и тот же. Отыграли, постарались, победили или почему проиграли, все в этом духе. Я года три назад начал раздавать интервью и стараюсь как-то разнообразить свои ответы. То на «мове», то начинаю весь сезон пиарить какого-нибудь игрока (улыбается), чтобы не было однообразных разговоров. Может кому-то это и не нравится, но согласись, это более интересно людям читать, чем однотипные ответы.

Поэтому, если не будем глубоко вдаваться в суть игрового процесса, и поговорим не только об игре, то рад буду с тобой побеседовать.

— Постараюсь не касаться глубин игрового процесса, суть беседы будет склоняться скорее к личностным качествам.

Игорь, с чего все начиналось, как попал в хоккей?

— Да у меня никто особо не спрашивал. Наверное, как и у всех маленьких детей. Куда родители отвели, там и начал заниматься. Папа с мамой завели в Минске, в Ледовый у парка Горького, где базировалась школа «Юности», там и остался. С 5 лет занимаюсь любимым делом — хоккеем. К слову, отец очень любил этот спорт, настоящим болельщиком был. Как рассказывали, когда я родился, он сразу сказал – будет хоккеистом. Очень благодарен ему за то, что отвел меня однажды в этот прекрасный вид спорта.

— Представлял себе, кем бы мог стать, если не хоккеистом?

— Честно, никогда об этом не задумывался. Когда занимаешься любимым делом, играешь в хоккей в удовольствие, не сильно заморачиваешься о таких вещах. Становишься старше, начинаешь задумываться, чем заниматься и когда все получается, тут уже вариант только один – продолжать играть и уже своим мастерством зарабатывать деньги на жизнь. Я просто ушел с головой в хоккей, мне очень нравится этот спорт. Хочу играть и остаться в хоккее в будущем. Так что не видел себя где-то еще.

— У тебя был опыт выступления за океаном, в известном для каждого белорусского любителя хоккея канадском клубе «Принс Альберт Райдерс». Какой самый большой урок ты извлек из этого периода в профессиональном и жизненном плане?

— Хороший вопрос, я как-то об этом никогда и не думал. Реально интересно, какой же урок. (пауза).

Если в жизненном плане, то я увидел мир, посмотрел на вещи с другой стороны, как живут другие люди, на другом конце земного шара, как относятся ко всему, к материальным и нематериальным ценностям. Очень понравилось, что отношения к многому у них проще, в том же быту, отношениях. Они не зациклены и относятся ко всему с улыбкой, воспринимают жизнь в позитивном ключе, живут в удовольствие. Хоккей это часть жизни и нужно от нее получать удовольствие. Это и по возвращении пригодилось, стараюсь не воспринимать все близко к сердцу, хотя порой это очень тяжело.

Если касаться профессионального плана, то увидел, какое там отношение к хоккею, какая у них сумасшедшая конкуренция за место под солнцем. И это я имею в виду детско-юношеский хоккей, во взрослом конкуренция возрастает в разы. Очень четко увидел, что для них значит хоккей. Борьба начинается с детства, и это «рубилово» продолжается практически до конца жизни, наверное. Важное, что понял, — то, что нельзя останавливаться ни на секунду, когда идешь к своей мечте или поставленной цели. Если остановишься на мгновение, задумаешься – тебя тут же сожрут и встанут на твое место. Это и жизненный оказался урок, на самом деле.

Там на твое место миллионы. Я приехал с амбициями, в статусе второго бомбардира юношеского чемпионата мира 2008 года и понял, что там это ничего не значит. Всем «по барабану» какие у тебя регалии или достижения. Выходи на лед показывай, доказывай, «рубись» за место в команде. Там ровесники ходят глыбы такие, хоккей совершенно другой, плюс языковой барьер. Признаюсь, было сложно первое время, но справился.

Photo: raiderhockey.com

Игорь Ревенко провел в стане «пиратов» три сезона, приняв участие в 180 матчах, забросив в общей сложности 61 шайбу и отдав 74 результативные передачи.

— После Канады ты вернулся в родные пенаты и продолжил выступление в «Юности». Правда, там у тебя спустя время что-то не получилось. И ходили слухи, что ты попал в немилость к Михаилу Захарову, расскажешь подробнее?

— Это все рабочие моменты. Спустя уже столько лет не имеет смысла даже вспоминать. Тогда я был помоложе, погорячей, искал различные варианты.

— Может, это юношеский максимализм или звездная болезнь после выступления за океаном?

— Нет, у меня такого не было, чтобы я «звезду хапал» или что-то вроде этого. Тогда было немного другое время, не как сейчас. Было отношение другое к молодым. И если касаться Захарова, то ничего не хочу говорить о нем.

Отвечу так на твой вопрос – если ты в полном порядке, конкретно в данный момент, любой тренер тебя будет ставить и никуда от этого он не денется. Спустя столько времени я скажу, что во многом сам виноват в том, что у меня что-то когда-то не получилось. Это урок, приобретенный с опытом. Уверен, то же скажут и мои ровесники, у которых что-то не получилось десять лет назад. Не надо винить кого-то в своих провалах. Да, какие-то обстоятельства поспособствовали, но это внешний фактор. Это нормальное явление, если игрок сразу не находит своего тренера и свою команду. Такое же нормальное явление не оставаться на этом месте, а уходить, искать то место, где ты будешь полезен и нужен. Поэтому это тоже жизненный урок был в «Юности», но и не могу сказать, что это было плохое время. Не получилось у Захарова в «Юности», спустили в МХЛ, и шикарно провел время там. С теплотой вспоминаю те сезоны.

Photo: junost.hockey.by

После возвращения в «Юность» Ревенко принял участие в 29 матчах минской команды, забросив 6 шайб и отдав 4 результативные передачи. После чего был отправлен в МХЛ столичного клуба, где отыграл 31 матч, отличившись 25 заброшенными шайбами и столько же отдав результативных передач.

 — Следующим этапом в карьере было выступление в пензенском «Дизеле», российской команде ВХЛ. Расскажи о своем первом легионерском опыте.

— Я туда уезжал с целью получить в будущем статус свободного агента, т.е. я на тот момент принадлежал «Юности». Мне тогда было 23 года, если не ошибаюсь, и я провел, на мой взгляд, неплохо сезон в чемпионате Беларуси. Оставаться в «Юности» как-то не было желания. Были предложения перейти в «Шахтер», но перейти не мог, так как права принадлежали «Юности», а там не отпускали. Принял решение поиграть на «легионерских хлебах». Поехал на просмотр в «Дизель», по итогу убедил тренерский штаб и уже подписал полноценный двухлетний контракт. Провел классный сезон в «Дизеле», тогда как раз Андрей Сидоренко возглавил команду. Уже был настроен продолжать выступать по контракту, но за три дня до начала «регулярки» получил травму. Прооперировали, и я, грубо говоря, вылетел практически на сезон. Уже спустя некоторое время подошел к руководству с просьбой отпустить меня в Беларусь.

Photo: hcdizel.ru

По приезду в Минск думал, что долечусь дома и буду подыскивать варианты. Но восстановился, доиграл сезон в «Юности» и готовился к следующему сезону.

—  У тебя еще был в карьере самый первый просмотровый контракт с минским «Динамо», можешь подробности рассказать?

— Да, это как раз было после этого сезона в «Юности», о чем я тебе только что рассказал. Я уже на тот момент стал свободным агентом. В «Динамо» была скорее возможность набрать форму, а может даже и показать себя. Принял участие в тренировках, сыграли какие-то «двусторонки» между собой, а позже я подписал контракт с казахстанским «Бейбарысом».

Photo: hcdinamo.by

— Ты пробовал силы в Казахстане. Об этом нигде особо нет информации. Рассказывай, как сложилось там!

— И не будет (смеется). Ты первый эту историю услышишь. Там получилась очень темная и запутанная история. Короче, подписал контракт с «Бейбарысом», не скрою, очень хороший был контракт. Приехал на «предсезонку», тренером был чешский специалист, хороший состав подобрали. И в то же самое время в Атырау появляется еще одна организация «Бейбарыс», и тоже команда хоккейная. Самое интересное, что никто не знал, какая из этих организаций будет выступать в предстоящем сезоне чемпионата Казахстана. Другими словами, было две команды и они обе претендовали на одно место в первенстве. Получилось, что я приехал в новую команду, а параллельно старый тренер этой команды организовал еще одну (смеется) и начал перетягивать к себе людей. Но о нем не очень хорошо отзывались. Тогда на просмотре были я, Сергей Колосов, Егор Егоров. Спустя месяц, наверное, нам поступило предложение перебраться уже в другую организацию. Сослались на то, что наша организация закрывается. Мы тогда подумали и решили отказаться от этого предложения. И не зря. Позднее выяснилось, что все те, кто туда пошел, серьезно попали: их уволили буквально через неделю без каких-либо выплат. Нам же выплатили какую-то неустойку, и мы вновь обрели статус свободного агента. Кстати, что нам выплатили неустойку, многих удивило, кто играл в Казахстане. Вот тогда-то, по возвращении в Беларусь, и началась история с «Гомелем» (улыбается).

— Подобрались к самому вкусному в нашей беседе. В 2015 году ты впервые заключаешь контракт с «Гомелем», вспомнишь этот момент?

— Тогда я был в поиске клуба, в Беларуси-то «предсезонка» практически закончилась, команды укомплектованы. Мой агент связался с тренером «Гомеля», тогда главным у «рысей» стал Андрей Сидоренко, поговорили и пришли к соглашению, что я буду выступать за гомельскую команду.

— Помимо «Гомеля» у тебя было выступление и за гродненский «Неман», что не понравилось в Гомеле, почему сменил клубную прописку?

— На то время было очень тяжелое положение у «Гомеля». Об этом все, наверное, знают, из каждого утюга неслись не очень приятные новости о финансовом положении команды. Коснулось и меня это, я имею в виду финансовую сторону. К тому же, получил травму плеча, был прооперирован и был вынужден перейти в «Неман». Хотя, не скрою, я очень хотел остаться в «Гомеле», мне очень нравилось здесь. Уже позднее у команды сменилось руководство, а у меня не все срослось в Гродно. Созвонились с Сергеем Стасем, и так получилось, что вернулся домой, пазл сложился (улыбается). 

Photo: hcneman.by

— Что в тебе увидел Сергей Стась? Ведь при нем ты нашел, скажем так, свою игру.

— Я и до Стася в «Гомеле» показывал неплохую игру. С Хмылем Олегом Владимировичем у меня была хорошая результативность и командный результат был тоже неплохой. Но соглашусь, что при Стасе я заиграл в свой хоккей, который мне нравится. Мы с Сергеем Леонидовичем знакомы давно, когда он еще ассистировал в «Гомеле», он знал меня, знал мою игру. Его отношение ко мне очень хорошее, что я очень ценю. И как с игроком, и как с человеком. Особо объяснять ничего не пришлось, он дал мне понять: выполняй, что я требую в плане дисциплины и играй как умеешь. Что в принципе я и стараюсь делать, а там в атаке у меня руки развязаны. Каждый год у меня были очень хорошие партнеры и с каждым годом у меня все лучше и лучше получается играть. Я с большим удовольствием играю в «Гомеле» уже сколько лет (улыбается).

Положа руку на сердце скажу, что Сергей Стась очень повлиял на мою результативность, игру, настроение в этой команде.

— Топ-история от Игоря Ревенко, доказывающая, что Стась крутой тренер и человек.

— Не ждите какую-то крутую и веселую историю о Сергее Стасе. Потому что если посмотрите на него, то поймете: это такой работяга! Он с утра до ночи проводит в Ледовом. Сергей Стась до такой степени фанатик своего дела, что часами просматривает какие-то нарезки, видео фрагменты, смотрит игры постоянно, особенно «Авангард» ему нравится, т.е. он живет хоккеем. Так что мне нечего рассказать, нет каких-то суперских историй про него, потому что он днями занят любимым делом. Тупо на работе, в Ледовом.

Хотя, было вот совсем недавно. Было у нас собрание просмотр очередного матча, Сергей Леонидович несколько раз упорно объяснял одному хоккеисту его ошибки. Но когда в очередной раз спросил понятно ли ему всё, услышав молчание — понял, что его на собрание то попросту и нет (смеется).

— Как Сергей Стась настраивает команду перед игрой, в перерывах, что говорит после игры?

— Он умеет настраивать, в этом он мастер. Хорошие мотивирующие речи говорит, особенно молодых они пробивают. Может сказать такое, что команда просто заводится. Самый большой плюс у него, в отличие от других тренеров, с которыми я работал — он верит в команду до последнего. Некоторые наставники в перерыве просто разносят команду, пока наорется – перерыв закончится, а ты так и не понял, что нужно тебе делать сейчас, зато много нового о себе узнал. У Стася такого никогда не было. Он всегда находит правильные слова, чтобы взбодрить команду, поддержать. Он классный психолог. За 10 минут нужно либо перестроить какую-то тактику, либо найти нужные слова и сделать работу через психологию. Вообще, я считаю, что самая сложная работа у тренера – это найти нужные слова в нужный момент для нужных людей.

— В матче с «Шахтером» ты забросил сотую шайбу в экстралиге, как-нибудь это отметил?

— Чаю после игры попил и все (смеется). Команда бурно поздравила в раздевалке, Миша Ковалев порадовался за меня, даже в интервью где-то упомянул.

— «Гомелю» предстоит дальнейшая борьба в Континентальном кубке. Пару слов о предстоящем сопернике, как настроена команда?

— Знаю «Ольборг», он мне очень понравился, когда мы играли на групповом этапе, классная команда, показывает хороший хоккей. Будет очень тяжело с ними играть, плюс они дома. Вторая команда «Сарыарка» из Караганды, не видел еще их игру. Третья – польская «Краковия». Не могу что-то общее сказать о предстоящих соперниках, но чем ближе турнир, тем больше будет о них информации. По силам нам выиграть, и мы хотим выиграть. Будет очень тяжело, я уверен, но все нам по силам.

— Не сильно смущают внесенные коррективы, связанные с переносом плей-офф Континентального кубка?

— А что должно смущать? Поедем сыграем, потом будем заниматься чемпионатом. Сил нам хватит, лавка длинная, каждый понимает свою ответственность перед командой и болельщиками.

— Теперь не о хоккее. Как проводишь свободное от тренировок и игр время?

— Все свободное время я провожу с семьей. Когда они со мной в Гомеле, я стараюсь каждую незанятую минуту проводить с дочерью и женой. Для меня это такая отдушина в хоккейном море (улыбается). Посмотри, календарь такой, что полсезона проводишь на выезде. Поэтому пользуешься любой возможностью, чтобы побыть с семьей.

— Лет так 10 назад, когда ты выступал за «Принс Альберт», в одном из интервью ты упомянул, что тебя в Беларуси ждала девушка, как познакомились?

— Дождалась. Теперь она уже в статусе супруги (улыбается). А познакомились… Ой, это тоже история. Первый раз увидел ее на остановке в Минске, мы с друзьями стояли, она с подругой куда-то ехала. Подошел, заговорил, потом я ее обворожил. Мне кажется, никто бы не устоял тогда передо мной (смеется).

— Все-таки была небольшая «звезда» после «Альберта» (смеюсь).

— Кстати, это было после первого сезона. Нет, не болел я «звездной», не лови меня на словах (улыбается). Я был очень скромным парнем и об этом знают все. И даже тогда она не знала, что я хоккеист. Стоял там на остановке, ересь какую-то ей нес, абсолютную дичь (смеется).

— Предложение сделал как-то по-особенному?

— Мы уже давно были знакомы, сидели где-то в кафешке, ну я ей и сделал предложение, все. Она согласилась, куда ей деваться-то было (смеется).

— Кто главный болельщик у Игоря Ревенко?

— Дочь и жена. Всегда, когда есть возможность, они приходят поддержать папу. Я дочери воздушные поцелуйчики шлю с арены (улыбается). Это обязательная процедура, обычай. Ей приятно. Мне тоже. Ну а так конечно родные мои, родители бабушка дедушка дяди тёти братья сестра, все за меня переживают и следят

— Не отвлекает это от настроя на игру, как на это реагирует тренерский штаб?

— Ну я придерживаюсь такого мнения, что должна быть коммуникация между игроком и болельщиком. Мне очень нравится, как ведут себя игроки НХЛ, КХЛ на раскатке перед игрой. Где-то кому-то подмигнут, улыбнутся. Как я уже ранее говорил, хоккей – это часть жизни, и нужно от этого получать удовольствие. Нужно кайфовать от каждой минуты своего нахождения в раздевалке, на льду. Рано или поздно это закончится, и ты не знаешь когда. И для меня игровая раскатка — это такой переход в концентрацию. Игра в семь вечера, все, я в семь буду максимально сконцентрирован и настроен. Кто-то за два часа начинает концентрироваться, кто-то с утра уже грузится. Я человек другого плана, я отношусь ко всему спокойнее. И почему бы не порадовать любимого ребенка, если это ей нравится, воздушным поцелуем или помахать рукой. Так же и с болельщиками. Спорт – это шоу, а спортсмен – часть этого шоу. Любой спорт в первую очередь для зрителя. Люди приходят на хоккей, смотрят на тебя и хотят видеть не робота, который только катается и забивает, а в первую очередь человека с эмоциями, переживаниями и так далее. Ты улыбнулся, подмигнул — и уже кто-то с хорошим настроением, будет болеть за тебя, за твою команду. Малышу какому-то кинул шайбу — да он потом год будет ходить с ней, это же какое впечатление для ребенка. Благо тренеры у нас спокойно к этому относятся, многие поиграли за рубежом, и прекрасно это понимают. Все это при условии, что это не должно как-то влиять на результат.

— Знаю многих игроков, которые перед игрой имеют массу суеверий: нельзя стричься, бриться и тому подобное. Ты в этом плане суеверный человек?

— Нет. У меня нет такого. Я могу в день игры и постричься, и побриться. Могу надеть форму и справа, и слева, и встаю с разных ног (улыбается).

— Сейчас ты кого-то имеешь в виду в команде?

— Да, есть в команде некоторые персонажи. Не буду конкретизировать. С ума можно сойти с их приметами (смеется).

— Кумир в спорте у Игоря Ревенко?

— Когда был маленьким, смотрел хоккей, восхищался Уэйном Гретцки. Уже когда начал взрослеть, у меня почему-то кумиры появились в других видах спорта. Тащился от футболиста Майкла Оуэна, баскетболиста Майкла Джордана. Сейчас кумиров нет. Не знаю почему, но нет кумира.

— В завершение нашей беседы: может, пару дельных советов юным хоккеистам?

— Мне, наверное, еще рано давать советы какие-то. Просто хочется сказать: не бросайте то, что нравится и что любите. Игроки, которые в детстве вообще ничего из себя не представляли, раскрываются и в 15-16 лет. Ну а близким и родителям — терпенья, сил и веры в хоккеиста.

— Благодарю, Игорь, за интересный и искренний разговор. Желаю тебе и «Гомелю» хороших игр, новых побед, и достижения поставленных целей в сезоне.

Дмитрий Степанец

СПОРТНАВИНЫ

Loading...

You must be logged in to post a comment Логин

Оставьте комментарий