РЕКЛАМА
СпортНавины

Вероника Гамзюкова: О киберспорте в Беларуси и о том, как пришла в киберспортивную журналистику

гамзюкова-вероника

 

Киберспорт наконец добрался и до Беларуси. Сфера молодая, специалистов не хватает. И все же они есть.

Про индустрию, работу и личное в большом разговоре журналиста СпортНавин Дмитрия Степанца с автором первого и единственного белорусского киберспортивного портала Cyber.pressball.by Вероникой Гамзюковой.

— Вероника, как пришла в журналистику?

— Это было в девятом классе. Мне написала редактор литературного белорусского журнала «Бярозка» Катя Безматерных. Прислала обычное сообщение в ВКонтакте: «Я у вас увидела несколько интересных тем на странице, не хотите ли об этом написать?». Одна из них касалась конного спорта, другая отношений мальчиков и девочек. Взялась за спортивную тему, поскольку занималась конным спортом и это было мне близко. Но если честно, получилось у меня не очень. Первый блин комом, так сказать. Поняла это, когда мне посоветовали материал доработать. Естественно, я «забила» (улыбается). Это был мой первый журналистский опыт.

Уже в десятом классе пришло время определяться, кем я буду и чего хочу от этого мира. Набралась смелости и еще раз написала Кате. Вторая попытка получилась удачнее, материал понравился. Так и началось наше сотрудничество. Мне нужен был опыт — и я искала различные возможности. Думаю, многие журналисты через такое проходили.

К тому же это был первый мой заработок. Гонорары небольшие, но на мороженое хватало. Хорошо помню первый гонорар, еще в тысячах — 20 250. Я тогда еще очередь отстояла на почте, чтобы получить перевод. А как радовалась этим деньгам дома… Постепенно гонорары увеличивались, я старалась засветиться везде, где могла: в любой газете или журнале. В принципе, это и предрешило мой выбор в дальнейшей профессии. Признаюсь, выбор стоял между ветеринаром, потому что очень люблю лошадей, и журфаком.

— Сложно было поступить?

— Не совсем легко, но и не сверхсложно. Хорошо помню, когда озвучили фамилии поступивших. Я с мамой тогда в аудитории ждала результат. Очень волновались, потому что набранных баллов могло не хватить для бюджета, а я была готова учиться только так. А потом началась учеба (смеется). 

— После журфака ты 2,5 года время проработала в телерадиокомпании “Гомель”, и там помимо спортивной темы в твои обязанности входили и репортажи на другие темы. Стало ли это основной причиной ухода с телевидения?

— Иногда на работе происходит много стечений обстоятельств, которые тебе очень не нравятся. И вот они все время накапливаются, накапливаются. Ты не замечаешь этого совсем, но до определенного времени. К примеру, есть основных пять факторов, по которым определяешь, нравится ли работать. Если не устраивает один — терпимо, два — не совсем хорошо, но можно еще принять, а вот когда уже переваливает за половину, начинаешь задумываться о смене места работы. В моем случае, накопилось. К тому же тогда начала сотрудничать с порталом Cyber.pressball.by. Не скажу, что это стало главным аспектом моего ухода с ТВ, но видела в этом определенную финансовую поддержку, поэтому увольняться было не страшно.

— А как ты попала в киберспортивную журналистику?

— Вернемся к «Бярозке» (смеется). В то время писала обзоры на игры. До этого я как раз играла много и подолгу. Даже школу иногда прогуливала, чтобы с одноклассником порубиться в какую-нибудь новую «РПГешку». И вот уже сотрудничая с «Бярозкой», я чисто «по фану» писала обзоры на игры. Это не было чем-то системным, скорее поиграла — написала. Вот это был, наверное, первый шажок в киберспортивной журналистике. Кто ж знал, что все перерастет в нечто большее (смеется). Скажи тогда, что это будет мой профессией, ни за что бы не поверила. 

Но второй мой заход в киберспорт произошел, когда уже работала на телевидении. Тогда еще не было в планах уходить с ТВ, но хотелось писать о чем-то, что нравится, для души так сказать. Я спросила у своей знакомой по универу, мол, слышала ли она что-то о подработках.

Настя подсказала, что появился новый проект «Прессбола» о киберспорте, который только запускается, и там нужны журналисты. Написала главному редактору, он дал тестовое задание, я его выполнила. Так и начала писать для проекта Cyber.pressball.by.

Первое время было тяжеловато, местами даже очень. Трудно переключиться после картинки с ТВ на тексты. На телевидении же нет такой критической необходимости все четко расписывать — все дополняет видеоряд. Поэтому пришлось вспомнить навыки пишущего журналиста, чтобы вернуться в эту колею, скажем так. К тому же, если раньше писала про игры «по фану», то тут уже нужно разбираться.

Можно тебя назвать одним из видных киберспортивных журналистов страны и есть ли критика к твоей работе?

— Не знаю, как ответить на этот вопрос. Дело в том, что в этой теме много журналистов и весьма профессиональных. Просто не все, скажем так, светят лицом (смеется). Есть, конечно же, и критика.

Начнем с того, что Cyber.pressball.by — единственный портал в Беларуси, который посвящен конкретно киберспорту. Да, есть Tribuna, которая пытается делать спецпроекты и другой контент про киберспорт. Оnliner занимается подобным, у них даже есть разделы “Игры” и “Киберспорт”. Но Cyber.pressball.by — отдельный портал про индустрию, направленный на определенную целевую аудиторию. В этом наше преимущество. Это в России десятки специализированных сайтов, а в Беларуси мы одни такие.

Что касается критики, то получаешь разный «фидбек» от проделанной работы. Это не обязательно реакция на материал от журналистов. Это, в принципе, реакция от людей из мира киберспорта.

К тому же, пойми, киберспортивная тема — это огромное медийное окружение, включающее в себя помимо игроков менеджеров, пресс-секретарей, агентов, SMM, PR-менеджеров и других специалистов. Именно они отвечают за продвижение, узнаваемость, медийность своих подопечных. Поэтому твою работу невозможно не заметить.

Иногда кажется, что «огненный» материал, но он дает минимальное количество «фидбека», а бывает наоборот, мелочь вспыхивает. С месяц назад была ситуация с «Немигой»: возникли острые вопросы от них к нашему порталу. И это ведь тоже фидбек. Не буду вдаваться в подробности, ибо могут не так понять представители команды. Получится, что я вновь всколыхнула негатив (улыбается).

Для себя в работе взяла за правило: после каждого интервью спрашиваю, как все прошло, что понравилось, что нет. Иногда всплывают интересные моменты, которые уже могут в будущем лечь в новый материал. Еще спрашиваю мнение у людей, которые читали текст и, как говорится, «в теме».

Знаю, что у тебя был опыт работы с «Чемпионатом», одним из крупнейших спортивных ресурсов России. Расскажешь подробности?

— Где-то в середине февраля увидела, что ресурс объявил набор авторов по киберспортивной теме. Написала им на email, представилась, мол, актуально ли вам работать с журналистом из Беларуси. Позже сделала для них пару интервью, но признаюсь: не совсем выгодно сотрудничать с ними по оплате опубликованного материала. У них гонорар идет не от количества знаков, а от просмотров. А иногда текст может не собрать их, хотя сил и времени потратишь много.

Помню, сделала интервью с капитаном российской команды Gambit Esports Владиславом «nafany» Горшковым. Влад и его команда — очень крутые ребята. Они долго держали первую строчку в рейтинге HLTV — это международный рейтинг, куда попадают лучшие команды планеты. Как и в спорте, есть определенные турниры, за участие или победу в которых начисляются очки. Они суммируются по определенной формуле — и так формируется рейтинг команд — это чтобы ты понимал (улыбается).

Казалось, интервью с кэпом “Гамбитов” должно набрать огромное количество просмотров. Сделала большущий материал, как потом оказалось, разговорила Влада хорошо. Но, к сожалению, текст набрал очень мало просмотров.

Ты взяла интервью у Милы Алиевой крутейшего представителя киберспортивной сферы. Расскажи об этом подробнее.

— Я только начала работать в Cyber.pressball.by, как проскочила новость с белорусским комментатором Милой Алиевой. Она работает в российской студии RuHab. Причем, там была затронута тема сексизма в киберспорте. Возникло желание сделать интервью с ней. На портале никто не думал, что получится связаться с Милой. Даже я не надеялась на положительный ответ — все же известная личность. Пишу ей «в личку», представляюсь и прошу об интервью. И тут Мила отвечает согласием, да к тому же очень оперативно. Знаешь, есть такой мем: пацан написал девушке — и она ответила, а он такой: я так далеко не заходил еще (смеется).

Вот примерно такая же ситуация была и у меня, но все прошло хорошо. Опубликовали интервью, а оно неожиданно принесло огромное количество просмотров. Порталу только месяц — и тут уникальных посещений под 8К. За два часа материал собрал 2К просмотров. Весь день с редактором портала «залипали» на статистику (смеется).

У тебя были контакты с разработчиками «S.T.A.L.K.E.R 2», с которыми ты планировала также сделать объемный материал. Эти ребята не очень контактные. Получилось?

— Если честно, все еще надеюсь на это интервью. Они работают по принципу: «Напишите вопросы, мы, на что сможем, ответим. По-другому это просто не работает». Вопросы отправила и все еще надеюсь на ответ.

А вот буквально месяц назад был контакт с якутской организацией «Fntastic». Ее основали два брата, которые в Якутии создают игры известные на весь мир. Они сейчас работают над проектом онлайн шутера-экшена «The Day Before». Это будет примерно, как аналог «The Division», но разработанный русскими ребятами. Такой апокалиптический боевичок онлайн с множеством локаций, заданий и кровожадных зомби. Обещают большущий игровой мир на американской территории, огромную «сюжетку», будет много транспорта, различного оружия.

Это будет как World of Warcraft, но только с зомби и онлайн. Там свобода действий каждого игрока, но выполнение заданий будет совместное. И каждый должен будет готов к возможной агрессии от соратника по оружию. Это такой аналог жизненной ситуации, когда ты «накосячил» и с тобой не захотят дружить (смеется).

Раньше ты в основном работала «в поле», т.е. поездки, командировки и офлайн встречи. Сейчас работаешь, в основном, онлайн. Не скучаешь по старым временам?

— Я изначально работала онлайн. Большая часть моих интервью проходили в Discord — это популярнейшая «прога» среди геймеров. А так ездила только на мероприятия где «коннектились» геймеры, киберспортсмены или косплееры. Например Unicon&GameEXPO, различные турниры. Сам понимаешь, на такие мероприятия нельзя прийти «онлайн» (смеется). Где-то 75% моей работы — это онлайн.

Ты общаешься в своеобразной сфере, где свой сленг, свои фишки, на обычное общение это накладывает какой-то отпечаток?  И вообще, как находишь общий язык с геймерами, тоже ведь не очень разговорчивые ребята.

— Скорее, как нахожу контакт с обыкновенными людьми (смеется). Когда работала на телевидении, могла балансировать в двух мирах: реальном и виртуальном. Сейчас мой круг общения — это ребята, с которыми работаю, либо это люди, с которыми общаюсь в профессиональном плане — игроки, менеджеры. Мне не нужно объяснение, что такое MMR, так же, как и киберспортсмену. Каждый, кто играет в Доту знает, что это. Обыкновенному не играющему человеку нужно объяснять, что это рейтинг игрока.

Понятно, что дисциплин очень много и в каждой есть свои нюансы. Есть “традиционные” дисциплины — Dota, CS, вот сейчас Valorant добавился. Есть «Battle Royale», когда начинает много игроков в одно время, а побеждает в итоге последний выживший. Вот сейчас сама играю в «Free Fire» — это мобильная игра. За пару недель   прокачала персонажей, разобралась в различных нюансах.

Для чего это все рассказываю — я не знаю хорошо все дисциплины, поэтому не стесняюсь уточнять или просить пояснение. Ни разу мне не отказали. А именно это иногда и является тем узелком, который может привести к неожиданным поворотам интервью. Человек всегда раскрывается, рассказывая про любимое дело. 

Возвращаясь к вопросу, скажу, что сложности были еще с моей мамой (улыбается). Она человек продвинутый, «шарит» в YouTube, есть в Instagram, активно пользуется социальными сетями. Но все же многое для нее было непонятным в моей «теме». Сидишь, к примеру, смотришь стрим с «зарубы» «Nemiga», ей же любопытно. И начинаешь объяснять, что вот эта команда за хороших парней, эта за плохих, эти выстраивают защиту, а тут атакуют. Приходилось это все объяснять на пальцах. Зато сейчас мне не нужно пояснять, что такое Dota, а что такое CS GO.

Ты считаешься жителем киберспортивного мира, расскажи мне как «нубу» немного о виртуальном мире, в котором обитаешь?

— Нужно понимать, что виртуальный мир и киберспортивный мир — это разные вещи. Понимаешь, любой министр — это чиновник, но не каждый чиновник есть министр. Так и с играми. Все входит в виртуальный мир, но не каждая игра — это киберспорт.

Если брать 2016-2018 годы, то у нас киберспорт выстрелил: начали появляться организации, интерес к чему-то новому. Через некоторое время этот интерес начал затухать. На мой взгляд, если бы тогда упорно развивать этот «движ», то сейчас белорусский киберспорт был бы намного популярнее. Этот момент был упущен, и мы имеем, что имеем (смеется). Развитие я вижу, как такую гиперболу. Она выросла, потом начала падать, и вот буквально год назад вновь пошел рост интереса. Возможно ошибаюсь, я не функционер и сужу из того, что вижу и знаю как журналист.

Как и в любом спорте в «кибере» не обходится без скандалов. Есть какие-нибудь яркие примеры?

— О да. Недавно совсем разгорелся скандал о невыплате призовых за участие в турнире. В июле появилась крупная организация, которая объявила о большом призовом фонде в $32 тыс. Представь, чуть больше месяца появилась и тут такие деньги. Федерация, которая ведет свою деятельность несколько лет, не рискнет заявить о таком призовом. Помню, тогда коллега мой кратко охарактеризовал эту новость: «Я чувствую кидалово»! (смеется).

Суть в том, что первый турнир они провели без проблем. Затем анонсировали следующий, провели его, объявили новый. А потом в один момент команды, которые  участвовали во втором ивенте заявили, что организация не выплатила призовые. Масла в огонь добавило, что турнир международный, а это значит, скандал уже принимает другой оборот.

Во втором турнире эта организация просто «выкатила» список участников. В нем были только две белорусские команды «Nemiga» и «NewBelarus». В итоге дело обрело судебный оборот. Вижу два пути развития ситуации: первый — это судебный, второй — все же организация выплатит призовые, но маловероятно. К сожалению, в киберспорте нет четкого юридического регулирования и поэтому ситуация трудноразрешимая.

Считаешь себя геймером и играешь сейчас?

— У меня есть любимая «игрушка», в которую периодически захожу — это Skyrim. Сейчас играю в Free Fire. Вообще делю всех на три категории. Первая  категория — это играющие, к примеру, в очереди в магазине, то есть чтобы убить время. Второй тип — те, кто играет много и регулярно, потому что им в кайф. А третий — те, кто зарабатывает на этом деньги. И в список не включаю зависимость. Все же игровая зависимость — это болезнь наравне с наркоманией и алкоголизмом. Это не киберспорт — это к медикам (смеется).

Топ историю из твоей киберспортивной жизни расскажешь?

— Была одна интересная ситуация, как у меня появился клон. Редактор как-то спросил, почему просишь аккредитацию у организаторов ивента, куда, в принципе, наш вход только приветствуется? Как потом оказалось, кто-то создал фейковый аккаунт, представился мной и сделал заявку на аккредитацию турнира. Мы долго проводили «расследование», нашли этого двойника. С его стороны, после этого, был достойный поступок — он публично извинился.

Если не возражаешь, давай поговорим о финансовой стороне киберспортивной журналистики и коснемся заработка самих киберспортсменов?

— Что у киберспортсменов, что у обычных спортсменов — все одинаково. Есть контракт, есть система бонусов, условия. В киберспорте также есть трансферы, переходы, аренды, ребят отправляют в запас. Нюанс только в локальном нахождении самого спортсмена. Он может быть в одном городе или стране с командой, а может быть за пределами. Наш белорус Артем Баршак год выступал за «Alliance» на удаленке, хотя команда сидела на буткемпе в Швеции. Встретились они только на офлайн турнире.

Так сколько зарабатывает киберспортсмен?

— Это все оговаривается суммой контракта и условиями. Если ты хочешь цифры, то они все разные и зависят от уровня игрока, команды. Живой пример – Natus Vincere. Их состав по CS:GO стал победителем PGL Major Stockholm 2021 и выиграл $1 млн. Российская команда Team Spirit выиграла главный турнир по Dota 2 и получила призовые — $18,2 млн. По информации журналистов, каждый игрок команды получил около $3 млн. Но надо понимать, что в одной организации все призовые игрокам, а в другой клуб забирает процент.

 — Сколько зарабатывает киберспортивный журналист?

— Не могу назвать точную цифру, но скажу, что обыкновенный журналист получает больше. В киберспорте, как и в обычной журналистике, есть свои «халтурки». Это могут быть различные виды сотрудничества. Кто-то становится лицом какого-то бренда, кто-то уходит в блогерство и там зарабатывает, кто-то попутно пишет и участвует в каких-то проектах. Вообще не знаю таких журналистов, кто работает на одном месте. Но знаю, что к примеру, на одном украинском портале киберспортивный журналист получает около 6 тыс. гривен (чуть более $180).

В обычной жизни есть разделение по половому и социальному признаку, в киберспортивном мире его нет. Так ли это?

— В киберспорте тяжело спортсменкам. Женские команды пока, заметь пока, не могут конкурировать с мужскими командами. Такая же ситуация, как и в жизни — от девушки хотят детей, семьи и домашнего уюта. У мужчин проще, согласись, никто не скажет мужику — рожай быстрей. Это даже смешно звучит.  Есть примеры, когда девушки становятся про-игроками, но все равно они часто уходят из спорта. Становятся SMM, менеджерами, контент-мейкерами, комментаторами.

Женский киберспорт очень мало поддерживается, проводится немного турниров, призовые в разы меньше. Спонсоры готовы поддерживать, если будет результат, а результата нет, потому что нет мотивации развиваться, а мотивации нет, потому что мало турниров и денег. Круг замкнулся. И его нужно разорвать. Кстати, буквально с месяц назад киберспортивная организация Nigma анонсировала женскую команду по CS:GO, в которую вошли три россиянки.

Что касательно журналистики или медийной сферы, то тут ситуация другая. Существенного разделения по половому признаку нет. Девушки не только создают контент, но и работают комментаторами и «хостами» (ведущие). Например, кастеры Мила «Mila» Алиева и Даша «eiritel» Морозова. Украинка Тоня «Tonya» Предко, работающая с Natus Vincere, являющаяся лицом команды по CS GO и хостом на турнирах.

Многие девушки делают контент для киберспортивных организаций, достаточно профессиональный и интересный контент. К примеру, на Sports.ru работает Яна Медведева, я не замечала в комментариях какого-то «хейта» в ее адрес. Наоборот, там очень много позитивных отзывов. Да, в самом начале карьеры у вышеупомянутых девушек был какой-то негатив за их работу, были «наезды», были слезы, но сейчас они топовые.

Каким ты видишь будущее белорусского киберспорта?

— Я тебе отвечу, как уже отвечала одному киберспортивному телеграмм-каналу. Я вижу, что «Минск-Арена» принимает топовые турниры по киберспорту. В стране несколько крутых команд в различных дисциплинах, которые имеют стабильность в выступлениях. Есть киберспортивные школы. Белорусские команды в пятерке мирового рейтинга. Думаю, мы рано или поздно к этому придем (улыбается).

И в завершении нашего разговора: несколько советов для тех, кто собирается связать свою жизнь с киберспортом.

— Не останавливаться. Нужно пробовать себя во всем. Не обязательно киберспорт, это может быть и комментаторская карьера, медийная сфера, то же блогерство. Не ждите, что вас кто-то потянет, кто-то предложит, не нужно ждать от крутых организаций предложений. Сами и только сами вы сможете сделать себя. Если не можете идти — ползите, если не можете ползти — лягте в этом направлении.

— Вероника, благодарю тебя за большой и откровенный разговор. Желаю новых интересных тем и роста в твоей карьере киберспортивного журналиста.

 Дмитрий Степанец

СПОРТНАВИНЫ

Loading...

You must be logged in to post a comment Логин

Оставьте комментарий